Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Митрополит Волоколамский Иларион: Лучший способ узнать Бога — войти с Ним в личное общение

Митрополит Волоколамский Иларион: Лучший способ узнать Бога — войти с Ним в личное общение
Версия для печати
16 февраля 2017 г. 12:53

11 февраля 2017 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на телеканале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы ведущей телеканала Екатерины Грачевой. 

Е. Грачева: Здравствуйте, это программа «Церковь и мир». Мы беседуем с председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополитом Волоколамским Иларионом об актуальных событиях в России и в мире, которые произошли за эту неделю. Здравствуйте, владыка!

Митрополит Иларион: Здравствуйте, Екатерина! Здравствуйте, дорогие братья и сестры!

Е. Грачева: На фоне принятия в нашей стране закона о декриминализации насилия в семье, если это насилие имеет место в первый раз, разворачивается громкая история одной семьи, из которой органы опеки изъяли 10 приемных детей (правда, на момент записи нашей программы, некоторых уже вернули).

История весьма неоднозначная. У органов опеки около 700 страниц компромата на эту семью из Зеленограда. Причем в плане здоровья приемные дети неблагополучны — среди диагнозов и ДЦП, и синдром Дауна, и ВИЧ-инфекция. На Ваш взгляд, чьи показания могут быть достаточным основанием для того, чтобы забирать детей из семьи? Органы опеки ссылаются на условия (пустой холодильник, младшая сестра донашивала старую куртку старшей), в которых у нас живет половина страны. Должны ли священнослужители также принимать участие в разборе подобного рода сложных случаев, когда решаются судьбы детей, и наряду с психологами опеки беседовать с детьми и с родителями?

Митрополит Иларион: Священнослужители могут привлекаться к подобным беседам в том случае, если этого хотят родители, если на это согласны органы опеки, потому что не всегда суждения одной стороны бывает достаточно, и не всегда пустой холодильник является свидетельством того, что о детях не заботятся. Вы совершенно справедливо отметили, многие живут в таких условиях — не уверен, что половина страны, но то, что младшие дети донашивают одежду старших — обычное явление и отнюдь не свидетельство того, что родители не заботятся о детях.

Здесь, конечно, должен быть стереоскопический подход. Думаю, надо выслушать и детей, и самих родителей, а также принять во внимание показания свидетелей, если таковые имеются, и мнение органов опеки. Но мне кажется, при любом решении нужно исходить прежде всего из заботы о благе детей.

Е. Грачева: С какого возраста, например, вы принимаете детей на исповедь?

Митрополит Иларион: Мы принимаем на исповедь с семи лет. Хотя в некоторых случаях это может быть чуть раньше или чуть позже.

Е. Грачева: На Ваш взгляд, показания семилетнего ребенка органам опеки о том, что ему, например, плохо в этой семье, могут быть достаточным основанием, чтобы забрать его из приемной семьи?

Митрополит Иларион: Показания ребенка, безусловно, должны приниматься во внимание, ибо если ребенка изымают из семьи, и он говорит, что ему там плохо и он не хочет туда возвращаться, это очень серьезный симптом. Обычно бывает наоборот: ребенка изымают из семьи, а он просит вернуть его к маме и папе. И это тоже должно служить сигналом — не пустой холодильник и не пятна на блузке девочки, а то, что говорит ребенок, хочет он быть с этими родителями или нет. Если он не хочет, это серьезный показатель, хотя и не единственный для принятия решения, ведь у детей разная психология. Вы сами сказали, что в семье дети разные, некоторые страдают заболеваниями, есть дети с психическими отклонениями. Кроме того, попадая в незнакомую среду, находясь под серьезным психологическим прессингом, дети иногда могут сказать не то, что они думают или чувствуют, а то, что, как им кажется, от них ожидают. Вот это опасно.

Е. Грачева: Еще один спорный частный пример судьбы ребенка. Матвей Иванов, месячный младенец, был похищен два с половиной года назад из больницы. Он был отказником, но женщина, которая его похитила, об этом не знала. Спустя два с половиной года полиция находит ребенка, и его забирают. Женщине грозит до 12 лет лишения свободы. На Западе в большинстве стран на этом бы вопрос и закрылся. Но не в нашем случае. На сайте петиций наши сердобольные граждане просят вернуть ребенка именно в ту семью, хотя бы к тому отцу, у которого он воспитывался два с половиной года. На Ваш взгляд, как должны решаться подобные спорные вопросы?

Митрополит Иларион: Это, опять же, вопрос неоднозначный, и я не могу, не зная всех обстоятельств дела, дать компетентный ответ, который мог бы послужить основой для принятия решения. Я могу только сказать, что, опять же, нужно прежде всего позаботиться о благе ребенка. Безусловно, кража ребенка из роддома — это преступление, которое подлежит наказанию в соответствии с законодательством. Но когда преступление уже совершено, когда есть некий срок давности и различные привходящие обстоятельства, то, мне кажется, решение должно приниматься в первую очередь исходя из интересов ребенка. Здесь нужно учитывать и то, что может выразить и сам ребенок, и все сопутствующие обстоятельства.

Е. Грачева: В литературном произведении начала XI века первый русский митрополит Иларион в «Слове о законе и благодати» говорит, что благодать всегда должна быть выше закона, и сравнивает закон со светом луны, а благодать со светом солнца. Что это, отличительная черта нашего культурного кода? Юристы считают, что по этой причине в нашей стране, например, и брачные договора не прижились, в отличие от Запада.

Митрополит Иларион: Есть такое высказывание: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Речь здесь идет о царской, дореволюционной России, но некоторые так думают до сих пор, и иногда это печально заканчивается.

Когда в XI веке митрополит Иларион писал «Слово о законе и благодати», то смысл слов «закон» и «благодать» был совершенно другой, нежели сейчас. Говоря о законе, святитель имеет в виду Ветхий Завет, а говоря о благодати — подразумевает Новый Завет. В своем литературном произведении митрополит Иларион показывает, какие глубокие нравственные перемены происходят в жизни народа с принятием христианства. Ветхозаветный закон мог быть выражен в простом принципе «око за око и зуб за зуб», но Христос говорит: «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» (Мф. 5:39-40). Вот что понимается под благодатью и вот что подразумевается под законом.

Е. Грачева: Московские власти выпустили методические рекомендации по поведению мигрантов в России в виде комиксов. На страницах этих комиксов Снегурочка рассказывает о том, как вести себя в Москве, Василиса Прекрасная объясняет жительнице Таджикистана что делать, если ей отказывают в выдаче патента. Видели ли Вы эти комиксы? Что Вы думаете об этой инициативе?

Митрополит Иларион: Я не видел этих комиксов, но я принимал участие в подготовке другого издания, тоже для трудовых мигрантов, где в доступной форме рассказывается о русской культуре, о русской истории. В этом издании есть также небольшой раздел о Русской Церкви, именно в его подготовке мне пришлось принять участие.

Очень важно, чтобы те мигранты, которые временно или постоянно оказываются на территории нашей страны, получали практическое руководство к действию, ведь зачастую они попадают в незнакомую для них среду. Некоторые из них вообще не владеют русским языком или владеют настолько слабо, что даже после какого-то количества проведенных здесь лет, если они, например, работают на стройке или у кого-то в огороде, они почти так же плохо говорят по-русски, как и раньше, когда только приехали. В этом смысле любая работа, направленная на то, чтобы помочь мигрантам адаптироваться и чувствовать себя здесь не изгоями или людьми второго сорта, находящимися в заведомо враждебной для них атмосфере, может только приветствоваться.

Конечно, мы должны всегда думать и об иммиграционной политике нашего государства. Ведь не случайно сейчас в разных странах принимаются различные законы, ужесточающие правила миграции. Достаточно привести в пример первые решения Д. Трампа после того, как он стал президентом Соединенных Штатов. Эти решения были восприняты болезненно представителями тех стран, откуда был ограничен въезд, а также представителями так называемой демократической оппозиции, отреагировал бывший президент Обама, например. Но каждое государство должно заботиться и о своей целостности. Это касается не только территориальной, но и некой духовно-культурной целостности. Поэтому не случайно существуют законы, ограничивающие приток мигрантов. Все это должно, как мне кажется, учитываться при принятии решений по таким непростым и деликатным вопросам, как миграционная политика.

Е. Грачева: В Австрии на днях был принят закон, запрещающий ношение никаба и хиджаба в общественных местах. На введении этого запрета настаивает и наше Министерство образования. Но, разумеется, против такого запрета выступают наши республики на Кавказе, в частности, в Казани вслед за Чечней прошла акция в поддержку хиджаба. Нужно оговориться, что там сейчас нет никаких ограничений для ношения мусульманками хиджаба. 

На Ваш взгляд, какое может быть компромиссное решение в этом вопросе? Может быть, здесь нашей стране нужно идти по региональному принципу? В США, например, каждый штат для себя определяет, можно носить или нельзя.

Митрополит Иларион: Вы упомянули хиджаб и никаб. Думаю, большинство наших телезрителей знает, что такое хиджаб, но не все знают, что такое никаб.

Никаб — это форма одежды, головной убор, который закрывает лицо женщины полностью, иногда включая и глаза, и вы видите перед собой просто фигуру в черном. Должен сказать, я прожил достаточно лет на Западе, чтобы видеть, какой возникает чисто психологический эффект, когда такое зрелище предстает перед глазами тех же коренных австрийцев (я как раз служил 6 лет в Австрии). При виде женщин в никабах большинство из них пугается, а дети начинают плакать. А если учесть, что в новостях постоянно рассказывается о терактах, совершенных так называемыми черными вдовами, то на людей подобное зрелище производит зловещее впечатление. Все эти факты следует учитывать при принятии таких решений.

Но это касается никаба, а не хиджаба. Хиджаб не является каким-то устрашающим одеянием. Он похож на платок, который, например, наши женщины носят в храме.

Опять же, здесь должны приниматься взвешенные решения. Мы всегда защищаем свободу вероисповедания, в том числе свободу внешнего выражения своей религиозной принадлежности. Каждый человек, принадлежащий к той или иной религиозной традиции, имеет право на ношение религиозной одежды. Допустим, раввины носят шляпы или кипы. Мы, православные священнослужители, носим камилавки или клобуки. У мусульманских имамов есть своя форма одежды. Но это касается священнослужителей.

Существуют определенные правила поведения и ношения одежды в храмах, в мечетях, в синагогах. Допустим, в синагоге каждый мужчина должен надеть кипу, а в мечети нужно снимать обувь, и так далее. Все эти правила должны уважаться.

Что касается светской школы, то здесь, конечно, решение должно приниматься, как я думаю, по совокупности всех факторов: в Татарстане решение может быть одним, а в Костромской области — другим; то же касается и Чечни, и Кабардино-Балкарии. Я горячо поддерживаю усилия нынешнего министра образования Ольги Юрьевны Васильевой по выстраиванию такой системы среднего и высшего образования, при которой студенты, школьники, принадлежащие к разным вероисповеданиям, чувствовали бы себя уютно и комфортно в учебных заведениях. Но мы должны, повторюсь, учитывать все стороны и принимать взвешенные решения. 

Во второй части передачи митрополит Иларион ответил на вопросы телезрителей, поступившие на сайт программы «Церковь и мир» vera.vesti.ru.

Вопрос: Объясните, пожалуйста, кто или что такое Бог, и как Бог един по существу, но троичен в Лицах?

Митрополит Иларион: Бог — это не что, а Кто. Бог — это Живое Существо. Бог — это Тот, к Кому мы обращаемся в молитвах, Кто не просто слышит наши молитвы, но и отвечает на них.

Лучший способ узнать Бога — войти с Ним в личное общение. Каким образом мы вступаем в общение с Богом? Через молитву. Мы обращаемся к Богу с самыми простыми словами, которые идут от нашего сердца. Некоторые говорят: как я могу обращаться к Богу в молитве, если я не знаю, кто такой Бог? А вы попробуйте. Если вы начнете молиться Богу, Он станет вам отвечать. Многие говорят: я не могу молиться, потому что не знаю славянского языка. Но для того чтобы говорить с Богом, славянский язык не нужен, он понадобится, когда вы пойдете в церковь, а с Богом можно говорить на родном языке: на русском или на любом другом, на котором вы говорите со своими близкими. Самое главное — чтобы с Богом вы общались искренне и сердечно. Даже если вы в Бога по-настоящему не верите, все равно можно обратиться к Нему с молитвой, и Он непременно услышит и ответит. Может быть, Он ответит не сразу или ответит как-нибудь неприметно. Но в какой-то момент вы обязательно почувствуете Его присутствие и тогда поймете, что Бог — это не какая-то абстрактная сила, а живое Существо, и Он вас слышит, видит, и более того, заботится о вас.

Кто такой Бог и почему мы верим в Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого? Прежде всего должен сказать, что христианство — религия монотеистическая, то есть, так же как иудеи и мусульмане, мы верим в одного Бога, но верим в Него иначе, ибо у нас есть особое откровение, которое записано на страницах Библии, в Новом Завете. Это откровение, которое мы получили через Сына Божия Иисуса Христа, о том, что Бог существует в Трех Лицах: Отец, Сын и Святой Дух. Это не три Бога, а один Бог, но в Трех Лицах: Господь открыл Себя в Ветхом Завете как Отец, Новый Завет открывает нам Сына Божия, а история Церкви после Воскресения и Вознесения на небеса Иисуса Христа открывает нам действие Святого Духа.

Святой Дух продолжает действовать в Церкви и по сей день: и в наши дни, как и во времена Иисуса Христа, мы обращаемся с молитвой к Единому Богу в Святой Троице. И мы можем обращаться с отдельными молитвами к Богу Отцу, к Богу Сыну и к Богу Духу Святому, при этом помня о том, что Бог един, но троичен в Лицах.

Вопрос: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой — Святая Троица. А как было до рождения Иисуса Христа? Ведь Троицы не было?

Митрополит Иларион: Церковь верит, что Сын Божий был от вечности рожден Отцом, то есть у Отца всегда был Сын. Не было такого момента, когда у Отца не было Сына или когда не было Святого Духа — Бог всегда существовал как единство Трех Лиц. Но в какой-то момент человеческой истории Сын Божий стал человеком и получил второе рождение: в вечности Он был рожден Своим Отцом, а на земле Он был рожден Своей Матерью — Пресвятой Девой Марией, Которую мы называем Богородицей не потому, что Она родила Вечного Бога, а потому, что Она родила Иисуса Христа — Человека, Который одновременно был вечным Сыном Божиим.

Конечно, это не тот сюжет, который можно рассказать за 5 минут в телевизионной передаче. Если вы хотите узнать больше, читайте православный катехизис, а также книги об учении Церкви о Святой Троице.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

Материалы по теме

Представитель Патриаршей комиссии по вопросам семьи принял участие в рабочем совещании Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка

Начался второй этап конкурса по созданию церковных центров гуманитарной помощи

Доклад председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи протоиерея Димитрия Смирнова на секции «Катастрофические последствия 1917 года для народной жизни» [Статья]

Митрополит Волоколамский Иларион встретился с председателем Российско-киргизского делового совета

Митрополит Волоколамский Иларион: Мы никому не должны позволять посягать на наши традиционные религиозные ценности [Интервью]

Митрополит Волоколамский Иларион встретился с председателем Католической епископской конференции Италии

Председатель Отдела внешних церковных связей провел встречи с послами Венгрии и Греции

Все материалы с ключевыми словами