Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

«Слово пастыря». Выпуск от 11 октября 2014 года

«Слово пастыря». Выпуск от 11 октября 2014 года
Версия для печати
11 октября 2014 г. 19:28

В очередном выпуске авторской программы «Слово пастыря», вышедшем в эфир 11 октября 2014 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отвечает на вопрос телезрителя об отношении к историческому прошлому своей страны.

Доброе утро, дорогие телезрители!

В адрес нашей передачи поступил вот такой вопрос. «Скажите, пожалуйста, Ваше Святейшество, в связи с постоянно возникающими спорами о преподавании истории: как все-таки следует относиться к прошлому своей страны? Нужно ли знать все страшное и несправедливое или следует лепить образ великой России с позитивным прошлым?» Это из письма Юрия Медведева, Санкт-Петербург.

Сейчас продолжается дискуссия в нашей стране о том, каким должен быть учебник истории, как должны интерпретироваться трудные страницы этой истории, особенно те, которые вызывают противоречия между людьми, придерживающимися различных политических взглядов. Нет ничего хуже, чем политизировать историю, хотя полностью абстрагироваться от политической оценки невозможно, — тот, кто анализирует и интерпретирует историю, неизбежно имеет собственные взгляды и убеждения. Так вот, задача историка — максимально абстрагироваться от того контекста, в котором он находится в данный момент. Есть замечательные историки, которые, изучая подлинные документы, настолько погружаются в историю, настолько проникают в смысл событий, что дают достаточно объективные и беспристрастные оценки. Такие примеры есть, в том числе и среди тех, кто изучал нашу отечественную историю, историю Русской Православной Церкви.

Ну, а теперь о том, что было плохо, а что хорошо, и чего больше — хорошего или плохого. Я глубоко убежден в том, что в истории России, как и в истории всего мира, хорошего было больше, чем плохого, и постараюсь доказать этот тезис. Если бы плохого было больше, чем хорошего, то человеческая история прекратилась бы, потому что зло разрушает добро, а само по себе зло нежизнеспособно. Не может существовать цивилизация, построенная на зле, потому что зло — это смерть, это небытие. И если мы живем в мире, в котором так много неправды и скорбей, в мире, который так часто поражает нас своей несправедливостью, то мы должны помнить, что и в этом мире, по милости Божией, добра сегодня больше, чем зла. Добро, может быть, не такое яркое, не такое привлекательное; именно поэтому одна из тенденций современной журналистики — это, к сожалению, информирование о негативных событиях, поскольку они привлекают больше внимания. В самом деле, я знаю специалистов, анализирующих прессу, которые быстро пробегают положительные отклики и заостряют свое внимание только на отрицательных. В сознании этих специалистов негатива больше, чем позитива, и если выбирать только плохое и исключительно на нем концентрировать свое внимание, то день, неделя, эпоха воспринимаются сугубо негативно. Но на самом деле все это не так. По милости Божией добро превалирует над злом.

Ну, а теперь о нашей истории. В оценках российской истории присутствует много искусственного, политически ангажированного элемента. Это имело место и в прошлом, даже в дореволюционное время, и пышным цветом расцвело после революции, когда, как мы знаем, историк должен был быть классово ответственным, а значит, обеспечивать в своих комментариях поддержку существующей идеологии. Но и сегодня многие не могут абстрагироваться от своих взглядов и убеждений и предлагают тенденциозные толкования.

Как же сделать так, чтобы история предстала перед нами в достаточно объективном освещении? Были в нашей истории трагические страницы? Были. Были в нашей истории злодеи? Были. Были несправедливые деяния? Были.

А теперь давайте посмотрим и на другую сторону. А святые были? Были, и очень много. А справедливых правителей можно посчитать на земле Русской? Можно, да еще сколько! А выдающихся людей, которые жертвовали своей жизнью и на поле брани, и в труде, и просто помогая ближнему? Множество. Историю нужно писать не тенденциозно, а объективно — настолько, насколько это возможно. Задача ой какая тяжелая, потому что внутри каждого историка словно червячок сидит и точит его. И не исторические, а чисто прагматические, политические соображения начинают доминировать над исследователем, а тем более над тем, кто пишет учебник. И, тем не менее, следует руководствоваться правилом, применяя которое, можно действительно представить более или менее объективную картину прошлого. А правило такое: невозможно событие или личность рассматривать вне широкого исторического контекста.

Что же включается в этот контекст? А в него включается уровень культуры, включая бытовую культуру, культуру ведения войны, культуру взаимодействия с врагом. Если в обществе, где не приняты пытки и смертная казнь, кто-то к ним прибегает, то с точки зрения общества он преступник. А если в обществе пытки были приняты как средство дознания, то никому и в голову не приходило сказать: это плохо. Все считали, что это правильно. А как же изобличить преступника? На дыбу его! И если оценивать деятельность того или иного государственного деятеля по тому, что он участвовал в такого рода дознаниях, с современной позиции, то перед нами будет тиран, но он не был тираном для своих современников.

Я привел только один небольшой пример. Любое историческое событие, любую личность нужно рассматривать в общем контексте. И если некая личность выделяется в том контексте своей кровожадностью, своим ненасытным желанием порабощать людей и глумиться над ними, то историк вправе охарактеризовать эту личность соответствующим образом.

И еще. У нас есть некая склонность к самобичеванию. Те, кто изучал историю Западной Европы, знают, что наиболее кровавые преступления (конечно, с современной точки зрения) совершали средневековые западноевропейские короли, особенно английские, да и французские. Если соотнести количество жертв (которые, опять-таки с современной точки зрения, являются несправедливыми), принесенных на алтарь решения политических проблем в Западной Европе в средние века, с количеством жертв, совершенных, допустим, Иваном Грозным, — цифры несоизмеримы. Но вокруг тех королей нет ореола жутких, страшных, кровавых тиранов. А Ивана называют Грозным. По праву, справедливо — народ его так называл. Но он не является уникально грозным правителем в те самые времена, о которых идет речь.

Вот можно так продолжить и весь ряд, соотнося тех или иных исторических лиц с общим всемирным контекстом, и тогда у нас появится возможность сказать правду о любом человеке. И вот еще что очень важно понимать, когда мы говорим о истории нашей, как и любой другой страны. Нельзя сказать, что если человек совершил некое скверное, преступное деяние в одной сфере, то он непременно плох и в других областях. И если очень жестокий правитель несправедливо действовал и поступал, то ведь необязательно это означает, что он был плохим полководцем и плохим государственным деятелем. Да, он употреблял негодные средства, но это не должно исключать положительной оценки того, что было им сделано, часто без использования этих средств.

Поэтому для того чтобы иметь более или менее объективную картину, мы должны отталкиваться, как мне кажется, от тех принципов, которые я попытался сегодня сформулировать. Может быть, такая трактовка истории поможет нам исцелить и раны душевные, и проложить некий мостик к установлению если не добрых и сердечных, то, по крайней мере, взаимно не исключающих межличностных и внутрисоциальных отношений. Так мы сохраним единство нашей страны, единство нашего народа при всем многообразии взглядов на историю; и да поможет нам Бог, вспоминая о прошлом, не разрушать настоящее и будущее.

И еще краткий вопрос, на который будет краткий ответ. «Ваше Святейшество, в одной книге об афонских старцах я нашла выражение "совет превечный". Что это такое?» Из письма Баравлёвой Лидии Дмитриевны, Воронежская область, поселок Панино.

Речь идет о совете превечном. Выражение «Совет превечный» употребляется не только в книгах о старцах, но и в нашей православной гимнографии: «Совет превечный открывая Тебе, Отроковице, Гавриил предста» (это первая стихира на «Господи воззвах» в канун Благовещения). Речь идет о совете Пресвятой Троицы, который превечен, который вне всякого времени, который вне всякого пространства, который существует всегда. Это мысль Божия, которая реализуется в человеческой истории. Поэтому советом превечным называется также и замысел Божий о творении вселенной, о творении мира и человека, о воплощении Сына Божиего, Господа нашего Иисуса Христа, и многие другие Божественные деяния. Весь мир, все мы являемся следствием Божественного превечного совета. 

На этом я заканчиваю нашу передачу. Пусть благословение Божие пребывает со всеми вами, и до новых встреч.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Все материалы с ключевыми словами