Biserica Ortodoxă Rusă

Site-ul oficial al Patriarhiei Moscovei

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Patriarhia

Ieromonahul Serafim (Petrovskii) despre Centrul din Extremul Orient pe lângă Academia duhovnicească de la Moscova

Ieromonahul Serafim (Petrovskii) despre Centrul din Extremul Orient pe lângă Academia duhovnicească de la Moscova
Versiune pentru tipar
12 noiembrie 2013 17:47

Дальневосточный центр при Московской духовной академии был открыт 12 лет назад. За эти годы здесь были подготовлены около 30 специалистов, чья деятельность сегодня так или иначе связана с Востоком. О работе центра и о своей собственном интересе к Востоку рассказывает руководитель Дальневосточного центра при МДА иеромонах Серафим (Петровский).

— Отец Серафим, расскажите, пожалуйста, почему Вы стали заниматься Дальним Востоком и Китаем?

— Интерес к Дальнему Востоку возник еще в раннем детстве, у меня был подаренный мамой сборник японских сказок, которым я зачитывался. После окончания школы я поступил в Военный институт, сдал на 5 первый экзамен — сочинение, и передо мной открылся выбор, какой язык изучать: китайский, арабский, персидский, английский, немецкий или финский. Выбрал китайский, хотя в 80-е годы отношения с КНР были сложные и существовали проблемы со стажировками. А учить язык вне языковой обстановки, да еще китайский, сами понимаете... Но интерес к Дальнему Востоку победил. После окончания 2-го курса ВИИЯКА продолжил учебу на восточном факультете СПбГУ. Вот здесь интерес к Китаю, его культуре и языку и желание посвятить их изучению свою жизнь сформировались окончательно. В первую очередь благодаря уникальному во всех отношениях преподавательскому составу нашей кафедры и факультета в целом. Факультет тогда возглавлял академик М.Н. Боголюбов, кафедру китайской филологии — профессор Е.А. Серебряков. Преподавали профессора М.Н. Спешнев, Т.Н. Никитина, доценты С.Е. Яхонтов, Е.М. Шабельникова. Живые легенды! Они не только давали нам глубокие и систематические знания, но и воспитывали нас, прививали любовь к Китаю.

— Когда Вы только начинали это довольно специфическое направление. каким образом удалось добыть материалы, чтобы изучать язык и культуру, как удалось поехать учиться в Китай?

— Библиотека востфака и фонды других библиотек и музеев Санкт-Петербурга всегда располагали всем необходимым для изучения Китая. Помню, у нас был экзамен по источниковедению, и преподаватель подробно спрашивал о книгах, которые мы должны были прочитать, годе издания и даже цвете обложки в той или иной библиотеке. Так нас учили работать с источниками. В начале 90-х стали появляться первые персональные компьютеры, интернет. Каналы информации о Китае стали доступны благодаря политике открытости. В 1994-1995 учебном году нас отправили в Китай на стажировку, я попал в Пекинский педагогический университет, где была возможность не только изучать китайский язык, но и преподавать русский. Во время стажировки я много путешествовал. Можно сказать, что проехал весь Китай с севера на юг. После года, проведенного в Поднебесной, с разговорным языком проблем уже не было. Ну а далее в Питерском университете началась специализация, подготовка к диплому. Я очень увлекся психолингвистикой и первые курсовые после Китая писал у профессора В.Б. Касевича, слушал спецкурс по древнекитайской философии у ныне покойного профессора Е.А. Торчинова, которого считаю лучшим специалистом в этой области и поныне.

— Дальневосточный центр при МДА существует с 2001 года. Сколько народу можно назвать его выпускниками? Многие ли связали свою жизнь с миссией на Востоке?

— Преподавание китайского мы начали несколько раньше. После окончания университета я по благословению архимандрита Иоанна (Крестьянкина) оказался в лавре. К моей радости студенты МДАиС с большим энтузиазмом взялись за язык. За 12 лет существования Центр закончили около 30 человек. За редким исключением все они имеют отношение к китайской проблематике. Наши выпускники трудятся на Китайском подворье в Москве, в ОВЦС, в дальневосточных митрополиях, продолжают обучение уже на языке в Китае, пишут научные работы, принимают участие во всероссийских и международных научных конкурсах. После годовой стажировки на Тайване ребята начинают преподавать язык первокурсникам. Так что мое основное послушание, связанное теперь с Казахстаном, учебному процессу не мешает.

— Изучение языка и культуры невозможно без стажировок. Каким образом строится работа Дальневосточного центра? Что изучается, кто ведет занятия? Несколько доступны они для студентов Дальневосточного центра?

— Я уже упомянул о стажировках на Тайване. На них мы отправляем тех, кто прошел первый год обучения языку в нашем Центре, по результатам письменного и устного экзаменов. Эти результаты, кстати, хранятся у нас в архиве. Стажировка длится год. По возвращении студенты предоставляют свои научные работы, написанные на уникальных материалах из библиотек Фуженя — университета, в котором живут и учатся наши ребята, и других научных центров, а также собранные, так сказать, в полевых условиях. Потом наши студенты в течение года преподают первокурсникам и едут на стажировку еще на год, поскольку получение международного сертификата об окончании курсов китайского возможно только после 2-х лет обучения.

— Кто финансирует центр?

— Наш центр — это совместный проект с Католической Церковью. Его открывал председатель Папского совета по культуре кардинал Пупар, а поддерживают нашу работу и финансируют стажировки иезуиты и католический фонд «Церковь в беде». Кстати, Китай, на мой взгляд, — уникальная площадка для сотрудничества наших Церквей.

— Насколько велика сегодня в Китае потребность в православных священниках и миссионерах? Подготовка миссионеров — это ответ на запрос китайского общества или нечто иное?

— Мы не говорим о том, что готовим миссионеров для Китая. Мы готовим специалистов пока для внутренних потребностей: у нас на Дальнем Востоке и в крупных городах сейчас много китаеязычного населения, среди которого, кстати, активно проповедуют различные сектанты. Что же касается самого Китая, то законы там не позволяют миссионерствовать иностранным гражданам. И это, с одной стороны, неплохо — поставлена преграда для тех же сект. А вот интерес к христианству объективно с каждым годом растет, поскольку в обществе есть определенный идеологический и духовный вакуум.

— Что лучше — брать русских студентов и готовить миссионеров в Китай или принимать в центр китайских студентов и воспитывать их в духе Православия? Есть ли у вас подобные опыты?

— Это процесс параллельный. Наш центр сосредоточен на обучении китайскому наших православных студентов МДАиС, но в академии в разное время обучались и учатся китайцы. Это создает возможность общения наших ребят с носителями языка и наоборот. Одним словом, для взаимного обогащения. Мы традиционно отмечаем китайский новый год и приглашаем на чаепитие наших китайских друзей, они рассказывают о традициях празднования в Китае. Китайские студенты принимали участие в проектах Отдела по делам молодежи Московского Патриархата. В академию приезжают делегации иностранных студентов из Китая из московских вузов. По благословению главы Митрополичьего округа в Казахстане митрополита Астанайского и Казахстанского Александра мы провели в 2011 году совместную с округом конференцию, работу которой возглавил управляющий делами округа епископ Каскеленский Геннадий. Одним словом, жизнь у нас, на мой взгляд, насыщенная.

Беседовала О. Богданова.

Учебный комитет/Патриархия.ru

Versiunea: rusă

Toate materialele cu cuvintele-cheie