Biserica Ortodoxă Rusă

Site-ul oficial al Patriarhiei Moscovei

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Patriarhia

Interviul reprezentantului Patriarhiei Moscovei la Consiliul Europei egumenul Filip (Reabyh) pentru publicația „NG-Relighii”

Interviul reprezentantului Patriarhiei Moscovei la Consiliul Europei egumenul Filip (Reabyh) pentru publicația „NG-Relighii”
Versiune pentru tipar
25 mai 2014 14:23

На вопросы ответственного редактора издания «НГ-Религии» Андрея Мельникова об особенностях работы в ПАСЕ отвечает представитель Московского Патриархата в Совете Европы игумен Филипп (Рябых).

— Отец Филипп, в каком формате работает представительство Русской Православной Церкви в ПАСЕ?

— Оно работает в формате института гражданского общества. Его вес определяется авторитетом Русской Церкви, имеющей многочисленных членов в различных европейских странах. На деле это означает, что церковное представительство при Совете Европы устанавливает и поддерживает диалог с депутатами — членами ПАСЕ из различных стран Европы, а также принимает участие в дискуссиях и мероприятиях, организованных депутатами ПАСЕ на полях основных сессий этой организации.

— В чем отличие от статуса представительства государства?

— Это отличие существенно. Не забывайте, что членами Совета Европы могут быть только государства. Только их представители принимают решения в этой организации. ПАСЕ — это один из органов Совета Европы, который существует для диалога законодателей со всей Европы. Представительство какой-либо религиозной или общественной организации может быть в данном случае лишь участником неформального диалога с членами ПАСЕ. Эта работа подобна взаимодействию организаций гражданского общества с депутатами на национальном уровне в демократическом обществе. Обычно неправительственные организации, вступая в диалог с парламентариями, стремятся донести до них свои проблемы, идеи или опыт. В Совете Европы действия нашего представительства схожи с работой классической неправительственной организации, вступающей в диалог с депутатами.

— Какие задачи перед вами стоят?

— Когда в 2004 году представительство в Страсбурге было создано, то Священный Синод нашей Церкви уполномочил его представлять позицию Московского Патриархата в Совете Европы. В своей программе деятельности мы не зависим от каких-либо внешних идеологических влияний, а основываем ее на православной духовной традиции. Для работы представительства очень важны два церковных документа — «Основы социальной концепции» 2000 года и «Основы учения о достоинстве, свободе и правах человека» 2008 года. Большое значение для деятельности представительства также имеют заявления и другие документы руководства нашей Церкви по актуальным проблемам.

Могу назвать несколько основных направлений работы. Это отстаивание свободы на религиозные и нравственные убеждения. Еще большое направление — это защита прав религиозных общин на участие в общественной жизни в согласии с традициями и историей каждой конкретной страны. Отсюда вытекает необходимость уважения чувств верующих и религиозных символов в публичном пространстве. Например, после волны различных перформансов в христианских храмах некоторых европейских столиц ПАСЕ приняла резолюцию «Защита прав человека, касающихся религии и убеждений, и защита религиозных общин от насилия». В ходе разработки и обсуждения проекта этой резолюции наше представительство проводило встречи с депутатами и экспертами, включенными в работу над ней. Кроме того, оно приняло активное участие в семинаре «Защита религиозной свободы в Европе сегодня», который прошел в преддверии принятия вышеназванной резолюции в ПАСЕ.

— Вопрос о смертной казни входит в число приоритетных? Какова позиция Русской Православной Церкви по этой проблеме? Некоторые политики в нашей стране считают, что мораторий на смертную казнь обусловлен сотрудничеством России с Европой, а не ее «цивилизационным кодом».

— Совет Европы придает большое значение вопросу о смертной казни. Но я бы не сказал, что он как-то особенно обсуждается на фоне других тем. Среди верующих людей есть разное отношение к этому наказанию. Очень авторитетным является отношение Достоевского, опиравшегося в своей позиции на православное мироощущение и определенный жизненный опыт. Официальную позицию нашей Церкви на этот счет можно найти в «Основах социальной концепции».

— Связывает ли Церковь вопрос о смертной казни с участием того или иного государства в работе европейских структур?

— Ни одна из религиозных организаций не участвует в решении вопроса о членстве той или иной страны в Совете Европы. Критерии и условия членства устанавливаются государствами — членами европейских институтов.

— Все ли депутаты выражают заинтересованность в диалоге с представителями Русской Православной Церкви? Или есть парламентарии, игнорирующие делегатов Русской Православной Церкви? Если есть, то из каких стран?

— Давайте будем реалистами. Все депутаты объективно не могут выражать заинтересованность в диалоге, так как некоторые из них придерживаются диаметрально противоположных христианству точек зрения. Это могут быть люди из разных делегаций, не исключая российской.

— Сталкивается ли представительство Русской Православной Церкви в ПАСЕ с трудностями в последнее время?

— Каких-то новых трудностей не возникало за последнее время, кроме тех, которые регулярно испытывает, наверное, любая некоммерческая организация: дефицит кадров и финансовой поддержки. Мы не получаем государственного финансирования, а существуем на очень скромный бюджет.

Но есть еще одна устойчивая трудность. Совет Европы демонстрирует, с одной стороны, большую открытость к диалогу с традиционными религиозными общинами Европы. Так, в 2008 году Комитетом министров этой организации утверждена «Белая книга» по межкультурному диалогу. В этом документе декларируется необходимость развития религиозного измерения межкультурного диалога. Однако пока эти идеи остаются слаборазвитыми во многом потому, что некоторые страны придерживаются дискриминационных взглядов в отношении участия религиозных общин в дискуссиях об общественном развитии и основополагающих ценностях общественной жизни. На мой взгляд, именно это устаревшее убеждение мешает полноценному развитию открытого диалога Совета Европы с традиционными религиями нашего континента.

Это притом, что мы живем во французском регионе Эльзасе, где успешно действует система конкордата, то есть активного взаимодействия государства и религиозных общин во имя общественного блага, которой нет в остальной Франции. Здесь в школах преподается религия, в больницах, армии и тюрьмах есть капелланы, а государство платит священникам зарплаты и содержит культовые сооружения традиционных для этой местности религий. По сути, это та система, к которой сегодня пришла Россия.

— Представительства каких религиозных организаций есть еще в ПАСЕ?

— В работе ПАСЕ могут участвовать только депутаты, а любые другие организации могут быть экспертами, советниками или соорганизаторами совместных с депутатами мероприятий и проектов. С членами ПАСЕ ведут диалог очень многие религиозные общины и неправительственные организации (НПО), основанные на религиозных убеждениях. Например, тут работают католические, протестантские, мусульманские и иудейские НПО. Только одна религиозная организация имеет официальный статус в Совете Европы — это Католическая Церковь, и то только потому, что она существует в виде государства Ватикан. Именно это позволяет ей обладать статусом постоянного наблюдателя при Совете Европы.

— Сотрудничает ли представительство Русской Православной Церкви с представительствами других религиозных организаций?

— У представительства сложились очень тесные отношения с миссией Ватикана в Страсбурге, так как наши Церкви занимают общую позицию по многим общественно значимым вопросам. Более всего сегодня Церкви беспокоят новые подходы к человеческой природе, которые пробивают себе дорогу в Совете Европы и которые все меньше связываются с естественными законами, а все более основываются на фантазиях и желаниях. Прежде всего это касается отношения к началу человеческой жизни и ее концу. Эксперименты с человеческими эмбрионами, аборты, эвтаназия, а теперь еще в Бельгии эвтаназия и для несовершеннолетних, разрушают принцип священности жизни, может, даже больше, чем существование смертной казни.

Сегодня общество пускается в опасные эксперименты с половой идентичностью. Некоторые предлагают отказаться от восприятия пола как природной данности и перевести ее, в том числе законодательно, в область свободы выбора. Французское Министерство образования даже предлагало отказаться в воспитательном процессе от понятий «мальчик» и «девочка», чтобы не навязывать детям определенную половую идентичность. Еще один удар наносится по естественной семье. Правом заключать браки в некоторых европейских странах уже наделены люди одного пола. Постепенно их сторонники требуют изъятия понятий «мама» и «папа» и замены их на понятия «родитель 1» и «родитель 2». Следующий этап — это законодательное признание инцеста, браков с несовершеннолетними, возможно, с несколькими партнерами или животными одновременно.

Семейные узы также подвергаются эрозии с законодательным разрешением различных форм искусственного зачатия и рождения детей вне естественного союза мужчины и женщины. Активно вводится суррогатное материнство, и тем самым дети превращаются в товар. Некоторые либеральные силы добиваются разрешения смешанного родительства, когда в результате манипуляций с половыми клетками биологическими родителями могут оказаться трое или более человек. Искусственно «возвышаются» права ребенка в ущерб правам родителей, а арбитраж в отношениях «дети-родители» передается уполномоченным органам ювенальной юстиции, которые имеют право изымать детей из семей.

Еще следует сказать об исследованиях по улучшению человеческой природы. С новыми технологиями воскресает однажды уже запрещенная евгеника, то есть желание с помощью определенных манипуляций получить те или иные улучшенные биологические характеристики зачатого человека.

Идет, без преувеличения, фундаментальная переделка европейской цивилизации, ее принципов гуманизма не только христианского, но и светского, на основе которых строилась Европа в течение веков. Здесь, в Совете Европы, уже принято и принимается немало документов в этом направлении. Некоторые страны Европы становятся активными сторонниками подобных изменений.

— Насколько важно для Русской Православной Церкви участие в работе европейских организаций?

— В этой работе есть смысл. Совет Европы все чаще рассматривает вопросы, напрямую затрагивающие условия жизни верующих людей, а также такие фундаментальные понятия, как «человек», «жизнь», «семья». Эти категории одновременно являются неотъемлемой частью любого религиозного послания. По моему мнению, демократическая процедура разработки и принятия таких решений должна обязательно предусматривать серьезную консультацию с религиозными организациями. Например, Страсбургский суд в свое время принял решение о запрете размещения распятий в государственных школах Италии, не спросив мнения самих итальянцев. Тогда это вызвало бурную реакцию всех христиан Европы. Затем благодаря позиции нескольких стран, в том числе и России, это решение было отменено. Недавно была принята резолюция ПАСЕ с призывами запретить в Европе обрезание детей по религиозным основаниям. Это вызвало резкую реакцию иудеев и мусульман. Мне кажется, что было бы проще провести консультации с религиозными организациями перед тем, как принимать решения по подобным вопросам. Тогда было бы больше согласия на нашем континенте.

Патриархия.ru

Versiunea: rusă

Materiale la temă

Mitropolitul de Volokolamsk Ilarion: Regulile corectitudinei politice nu trebuie să intervină în sfera care este sfântă pentru milioane de oameni

Mitropolitul de Volokolamsk Ilarion: Creștinii din Europa încep să se simte ca o minoritate discriminată

Mitropolitul de Volokolamsk Ilarion: Decizia Arhiepisocpului Hrisostom de a-l pomeni la Dumnezeiasca Liturghie pe șeful schismaticilor ucarineni a provocat o reacție negativă în cadrul Bisericii Ciprului [Interviuri]

Alexandr Shchipkov: În Europa se încearcă edificarea unui sistem de valor morale care să nu se bazeze pe tradițiile avraamice

Episcopul de Barâșovka Victor: „În încercările zilei de azi credința noastră nu dispare, ci se întărește și sporește [Interviuri]

Interviul cu șeful Reprezentanței Bisericii Ortodoxe din Ucraina pe lângă organizațiile internaționale europene dedicat încălcării drepturilor credincioșilor [Interviuri]

A avut loc întâlnirea mitropolitului de Astana și Kazahstan Alexandr cu șeful Reprezentanței Uniunii Europene în Kazahstan

Un colaborator al Departamentului pentru relațiile externe bisericești a luat parte la consfătuirea OSCE în problemele libertății conștiinței în Europa

Președintele Rusiei, Vladimir Putin, l-a felicitat pe Sanctitatea Sa Patriarhul Chiril cu prilejul aniversării întronării

Felicitarea de către Președintele Rusiei, Vladimir Putin, a Sanctității Sale Patriarhul Chiril cu prilejul aniversării întronării

Președintele Rusiei, Vladimir Putin, l-a felicitat pe Sanctitatea Sa Patriarhul Chiril cu prilejul aniversării întronării

Șeful Districtului mitropolitan din Kazahstan a făcut un apel de urgență în legătură cu situația din Kazahstan

Vladimir Legoida: SUA este țara minorității învingătoare [Interviuri]

Episcopul de Bač Irinei: Amestecul Patriarhului Bartolomeu în Ucraina a făcut ca schisma să se extindă asupra întregii Ortodoxii [Interviuri]

Mitropolitul de Volokolamsk Ilarion: Biserica nu binecuvintează conviețuirea persoanelor de același sex, deoarece aceasta înseamnă un mod de viață păcătos

Biserica Serbiei s-a pronunțat împotriva legii privind parteneriatul între persoanele de acelaşi sex

Mitropolitul de Voloklamsk Ilarion: Proiectul de lege care îi exclude pe ruși din rândul popoarelor autohtone ale Ucrainei constituie o tentativă de rescriere a istoriei [Interviuri]

Episcopul de Barâșovka Victor: „În încercările zilei de azi credința noastră nu dispare, ci se întărește și sporește [Interviuri]

Vladimir Legoida: Prigonirile creștinilor tot mai mult se agravează în țările unde ei constituie o minoritate

La Camera Obștească a Federației Ruse a avut loc masa rotundă „Dreptul la libertatea de convingeri și drepturile credincioșilor: cum găsim blanța”