Руська Православна Церква

Офіційний сайт Московського Патріархату

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патріархія

Науковий теїзм. Як до Росії поверталася теологія і навіщо вона нам сьогодні

Науковий теїзм. Як до Росії поверталася теологія і навіщо вона нам сьогодні
Версія для друку
23 червня 2023 р. 16:18

Статья ректора Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерея Владимира Воробьева опубликована в журнале «Коммерсантъ Наука» (№ 15, 2023).

Скепсис по отношению к теологии как научной дисциплине все еще традиционно высок, а вклад теологии в научное знание в сравнении с другими гуманитарными дисциплинами — непропорционально мал.

С 2017 года теология после 20 лет ожесточенных дискуссий вновь заняла полагающееся ей по праву достойное место среди других направлений научной деятельности в России: сегодня ее преподают в 41 учебном заведении. Защищено уже 23 кандидатские и две докторские работы, признанные Высшей аттестационной комиссией.

В системе университетского гуманитарного образования давно определились четыре базовых направления: теология, история, философия и филология. Ни одно из этих направлений не может быть игнорировано без тяжелых последствий для всей системы гуманитарного научного знания в целом. Знание теологии необходимо для изучения любой гуманитарной дисциплины: нельзя, к примеру, отделить историю Европы от истории христианской Церкви или изучать философию только с атеистических позиций.

Исследователи на Западе поставили вопрос, что является главным необходимым условием выживания нации в современном мире. Ответ однозначный: сильная и самостоятельная система образования. Именно гуманитарная составляющая в наибольшей степени формирует поведение людей. Традиционное гуманитарное знание ориентировано на понимание мира. Оно дает ответы на актуальные проблемы устроения жизни человека. Когда эти ответы воспринимаются обществом, они становятся основаниями, определяющими человеческие действия. В частности, на этих основаниях базируются многочисленные технологии влияния на человека, в том числе политические технологии. Эффективное противостояние таким влияниям также возможно только на содержательном уровне, то есть относящемся к сфере научно-гуманитарного знания, а не к сфере технологий. Выживание нации напрямую связано с устойчивостью к такого рода влияниям, то есть способностью к формированию собственных ответов на важнейшие вопросы жизни человека и социального мира.

Советская власть нанесла русской гуманитарной науке и культуре невосполнимый урон. Русская богословская наука, до революции занимавшая ведущее место в мире, в XX веке получила колоссальное развитие на Западе, а в России теперь ей приходится заново искать свои корни и открывать достижения. И даже сегодня, через тридцать лет после падения коммунистической идеологии, дипломы российских гуманитарных вузов не котируются за рубежом из-за принципиальной методологической неполноценности образования, вызванной в том числе игнорированием богословской составляющей гуманитарного знания.

Советская власть не остановилась только на уничтожении богословской науки, увенчанной множеством имен ученых мирового масштаба. Она создала целый ряд идеологических псевдонаук, обязательных для изучения во всех учебных заведениях. История, философия и другие гуманитарные науки переписывались, будто религии никогда не было, а если и была, то как «болячка, паразитирующая на теле человечества». Это привело к глобальной идеологизации всей гуманитарной сферы — от школы до Академии наук все гуманитарные науки стали атеистическими. Вследствие этого, например, у нас до сих пор нет адекватной картины истории России XIX века! Она требует иных подходов к изучению (не атеистических) и включения всего многообразия научных подходов, которые не вписывались в окаменелую логику советской идеологии, потерпевшей ожидаемый и быстрый крах.

Как возвращали теологию

Лед тронулся, когда в конце 1992 года Министерство образования РФ внесло направление «Теология» в государственный классификатор образовательных направлений и специальностей и был утвержден соответствующий стандарт, предусматривающий получение выпускниками дипломов «бакалавр теологии». Все это было сделано по инициативе «научных атеистов», оставшихся без работы после перестройки и быстро перекрасившихся в религиоведов и даже в теологов. Однако стандарт отличался только двумя фразами от стандарта по направлению «Религиоведение», и о теологии в нем не было и речи. Хотя появление теологии в образовательном пространстве России еще совсем не означало возрождение богословского образования и науки, это дало возможность Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету (тогда еще просто Богословскому институту) и Омскому государственному университету получить лицензию, а потом и аккредитацию по направлению «Теология» и осуществить несколько выпусков бакалавров по своим программам.

Это было только начало возвращения религиозного образования в нашей стране. За словами «возрождение теологии в России» стоят годы отрицания теологии как науки, дискуссий с Министерством образования РФ, с чиновниками, обращения к президентам страны, бесконечные споры с религиоведами-атеистами на круглых столах, конференциях и советах.

Так как первый стандарт по теологии был составлен с позиций идеологизированного «научно-атеистического» подхода, то есть был безрелигиозным, нужно было добиться разрешения разработать новый «поликонфессиональный» образовательный стандарт. Этот стандарт должен был предусматривать общие для всех традиционных религий гуманитарные основы и вариативную религиозную часть. Такой шаблон религиозного стандарта по теологии для традиционных религий и полный стандарт по православной теологии для бакалавриата и магистратуры был разработан Православным Свято-Тихоновским богословским институтом (ПСТБИ), потом ставшим гуманитарным университетом (ПСТГУ). Принятию этого стандарта предшествовала большая полемика и сопротивление, но все же в 2001 году он был утвержден, хотя и на год позже утверждения других стандартов этого поколения. Шаблоном стандарта воспользовались представители других религий.

Создание и утверждение государственного поликонфессионального стандарта по теологии — важнейшая веха в развитии теологического образования в России. Оно означало реальную возможность получения полноценного гуманитарного образования на базе религиозного мировоззрения, а не только атеистического или агностического. Это положило конец ленинской дискриминирующей системе образования, из-за которой миллионы студентов в течение восьмидесяти лет не имели права на альтернативный позитивизму и материализму взгляд на человека, мир и общество.

Атака на диссертацию по теологии или на гуманитарное знание?

Еще один шаг на пути легитимизации после почти 20-летних баталий — введение теологии в перечень научных дисциплин, по которым могут быть защищены и признаны государственной Высшей аттестационной комиссией (ВАК) кандидатские и докторские диссертации. Для этого должны были быть созданы диссертационные советы по теологии при вузах и экспертный совет по теологии при ВАКе. Первая защита кандидатской диссертации по теологии протоиерея Павла Хондзинского (ПСТГУ) состоялась в 2017 году. (См. статью самого о. Павла в «Ъ-Науке» № 4 за 2017 год.) За присвоение диссертанту научной степени кандидата теологии проголосовал 21 из 22 членов диссовета. Однако в СМИ до самой защиты и после нее была организована травля диссертации, игнорирующая нормы элементарной научной этики.

Очень характерно, что основная критика была направлена не против конкретной работы или теологии как науки, но против гуманитарного знания в целом. Основными оппонентами выступили биологи, учившиеся в советских вузах и ожидаемо не имевшие адекватного представления о гуманитарном знании. Это вызвало обеспокоенность и заставило включиться в полемику гуманитариев, и не только теологов, но и философов, социологов и историков. Теология позволяет выявить и акцентировать проблемы, принципиально важные для гуманитарной науки в целом, отстаивает значимость гуманитарного знания, объясняли ученые.

Защита первой докторской диссертации по теологии протоиереем Олегом Давыденковым (ПСТГУ) в 2019 году уже не вызвала протеста.

О значении теологии

Почему так важно изучать теологию? Ожидаемого падения религиозности в XX веке не произошло. В целом по данным одного из ведущих мировых центров изучения религии Pew Research Center, в 2010 году доля людей, не ассоциирующих себя ни с какой религией, составила всего 16,4%, а к 2050 году она сократится (а не вырастет!) до13,2%. Христиан в мире — стабильная доля: около 31,4% населения. Доля людей «с очень сильной религиозностью» остается высокой — 72% в Бразилии, 53% в США и 16% в России. Питер Бергер, один из ведущих социологов ХХ века и автор теории секуляризации, в статье с говорящим названием «Десекуляризация мира. Общий обзор» заявил совершенно определенно: «Современный мир столь же яростно религиозен, каким был всегда». Современная наука фиксирует у огромного количества людей в мире глубоко интимные религиозные переживания, наличие в картине мира представлений о личном Боге, Боге как Творце, Спасителе и Судье, представления о вечности, о загробной жизни. Религиозный фактор остается одним из важнейших условий формирования социальной жизни.

Каков предмет теологии и почему недостаточно ограничиться религиоведением? Недостаточность религиоведения является самоочевидным фактом для мировой науки. Профессор Тюбингенского университета Иоганна Ранер на вопрос, обладает ли богословие каким-то преимуществом перед религиоведением, чтобы вести межрелигиозный диалог, отвечала так: «Здесь мы имеем дело с внутренней и внешней перспективой. Богословы тоже могут применять религиоведческие методы и подходить к предмету извне. Но при таком, внешнем, подходе религиозный феномен остается все-таки охвачен не до конца, потому что индивидуальная, внутренняя перспектива — это неотъемлемая часть работы, если нужно адекватно описать характеристики явления и дать им оценку <…> внутренняя перспектива также подлежит научной рефлексии». В этом же смысле высказывается профессор университета Мюнстера Томас Бремер: «Богословие — часть universitas litterarum, совокупности наук. Мы рассматриваем богословие как рациональную рефлексию веры. Богословие — не религиоведение, оно не явления изучает, а подходит к делу с точки зрения верующего, однако при этом работает не с интуицией, а с научной рефлексией». В такой перспективе теология не сводима к религиоведению и обладает более мощным методологическим аппаратом изучения религии.

Оглядываясь на пройденный путь, мы можем сказать, что длительная борьба за легитимизацию теологии принесла свои плоды. Сегодня теология уравнена в правах с другими гуманитарными науками: во многих университетах существуют кафедры теологии, издаются ваковские журналы, действуют диссертационные советы. Но это еще не значит, что мы достигли цели. Наоборот, только теперь и начинается настоящая работа: теология, присутствуя в Церкви как ее саморефлексия, в то же время обращена и к внешнему миру, прежде всего — к универсуму гуманитарного знания, и свою задачу в нем она видит как миссию и диалог. Достигнув в этом диалоге формального равноправия, мы должны снова и снова подтверждать теперь свое неформальное право вести его на равных. Иными словами, чем более высоким научным критериям будет отвечать теология в этом диалоге, тем более успешным будет ее свидетельство о Христовой истине в этом мире и тем более значимым будет ее вклад в развитие гуманитарного знания в России в целом.

«Коммерсант»/Патриархия.ru

Версія: російська

Усі матеріали з ключовими словами