Руська Православна Церква

Офіційний сайт Московського Патріархату

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патріархія

Свічка від свічки

Свічка від свічки
Версія для друку
28 червня 2023 р. 11:16

Почти четверть века подле стен Данилова ставропигиального мужского монастыря Москвы активно работает Патриарший центр духовного развития детей и молодежи. В Центре действуют десятки проектов, сотрудники и волонтеры занимаются с детьми и взрослыми, помогают людям постигать основы православной веры, открывают дорогу к Богу. В год 40-летнего юбилея возрождения Даниловой обители и в преддверии Дня молодежи корреспонденты православного интернет-журнала «Прихожанин» побеседовали с насельником монастыря и руководителем Центра игуменом Иоасафом (Полуяновым).

— Батюшка, давайте перенесемся на 25 лет назад. Расскажите, пожалуйста, как появился Центр духовного развития детей и молодежи? И как случилось, что он стал Вашим послушанием?

— Вся деятельность нашего молодежного центра — это лишь часть огромной и многообразной работы, которую ведет Данилова обитель.

Церковь всегда занималась и просвещением, и социальным служением: в любой монастырь люди приходили не только помолиться, покаяться и причаститься, услышать слова назидания, но и для того, чтобы чему-то научиться в жизни, получить помощь и поддержку. И Данилов монастырь не стал исключением: во все времена наша обитель была как просветительским, так и социальным центром Первопрестольной.

Когда в 1983 году монастырь передали Церкви, на территории обители не было ничего — только полуразрушенные здания. В те годы здесь собралась первая братия под руководством архимандрита Евлогия (Смирнова), впоследствии митрополита Владимирского и Суздальского, — образованные, просвещенные люди, которые умели и поддержать, и наставить… И вот под вечер, после трудовых послушаний братия садились на лавочки вместе с трудниками-прихожанами и беседовали на разные насущные темы, связанные с верой и жизнью. Можно сказать, что это и был первый настоящий «православный ликбез».

Чуть позже в Даниловом монастыре появилась одна из первых в Москве воскресных школ, которая со временем выросла в семейную воскресную школу… Поначалу мамочки приводили к нам своих детишек, а сами сидели в коридорах, жадно вслушиваясь в то, что рассказывалось их детям за дверью. Мы это заметили и стали учить и детей, и взрослых. Какой смысл учить ребенка, если его мама с папой не знают основ веры?! Важно заниматься со всей семьей. Так постепенно наша воскресная школа и стала семейной.

Пару лет спустя, в 1992 году, в монастыре начали работать катехизические курсы. Именно катехизические, не катехизаторские…

— А в чем разница?

— Слово «катехизация» переводится с греческого как «наставление», «поучение». Катехизические курсы — это те, где мы кого-то учим, а катехизаторские — те, где мы готовим будущих учителей, катехизаторов. В 90-е годы прошлого века мы занимались прежде всего просвещением людей — катехизацией.

Кстати, я в монастырь пришел как раз в 1991 году — совсем еще молодым человеком…

— Сколько Вам тогда было лет?

— 21 год. В 1991 году меня, студента выпускного курса семинарии, постригли в мантию, а в 1992 году — рукоположили в диаконы, а затем через несколько месяцев во священники. Но вернемся к нашим курсам. Когда они только-только появились, к нам устремился самый разный народ: от домохозяек до профессоров московских вузов. Люди, порой совсем ничего не знающие, а порой с искаженными представлениями о вере и Боге. Но, главное, у них была сильная жажда познания. Это желание буквально читалось в их глазах. И, конечно, у них было много разных вопросов.

Тогдашние первые курсы были трехмесячными. Но что можно рассказать за три месяца?! Мы очень быстро поняли, что времени для просвещения необходимо больше. И подходить к образованию следует более системно. Вы знаете, к примеру, что в Древней Церкви подготовка к Крещению занимала от нескольких недель до нескольких лет. 90-е годы в истории современной России можно назвать временем второго Крещения Руси — после первого Крещения в 988 году. Поэтому мы решили, что подобные курсы должны быть как минимум годичными.

— Мы знаем, что в те годы Данилов монастырь, помимо курсов, занимался еще помощью детям: сиротам и малолетним преступникам… Как удавалось Вам все это совмещать? И как это повлияло на деятельность будущего центра?

— В Священном Писании сказано: Всякого приходящего ко Мне не изгоню вон (Ин. 6:37). Так получилось и у нас: мы просто откликались на все многочисленные просьбы из школ и вузов, воинских частей и тюрем, больниц и интернатов.

В архиве нашего монастыря хранится письмо, которое нам прислали сотрудники Дома ребенка № 17 — простые русские женщины, которые в этом «домике» занимались детьми-сиротами, очень часто со сложными неизлечимыми заболеваниями. Они понимали, что не только их подопечным, но и им самим необходима духовная поддержка, духовное окормление. Они обратились за помощью в Данилов монастырь, а наместник обители благословил братию взять и деток, и взрослых под духовную опеку.

С трудными детьми мы начали вести работу тоже именно тогда. На территории Даниловой обители до того, как ее передали Церкви, был детский приемник-распределитель. Сначала он был в ведении НКВД, потом — МВД. Подростки находились в этом учреждении до 1983 года. Потом, когда Данилов вернули Церкви, детей перевели в Алтуфьево, там специально для них был построен особый центр. Но мы с ними связь не потеряли. И наше общение с трудными детками, которые оступились в жизни, или, как называл их Федор Михайлович Достоевский, — «нашими оскорбленными детьми» продолжается и поныне. Это одно из важных направлений нашей просветительской работы.

Постепенно все эти части нашей деятельности оформились в единое направление, подобно ручейкам, которые, сливаясь, превращаются в большую реку. Так в 1999 году решением Священноначалия появился Центр духовного развития молодежи, объединивший внешнюю социальную работу с просветительскими проектами внутри монастыря.

Появление нашего молодежного центра можно считать откликом на насущные запросы людей, ответом монастыря на просьбу мирян о духовной поддержке. А поскольку одно за другим появлялись разные направления — служба катехизации, просветительская деятельность, воскресная школа, помощь нуждающимся, окормление трудных детей, то такой подход сформировал и главные направления нашего Центра — просветительское и социальное.

— Скажите, а как возникла идея названия?

— В этом нам помогли, как ни покажется это курьезным, противники Церкви. Помните, в 1990-х годах умы многих людей захватили всякие экстрасенсы: Кашпировский, Лонго, Чумак… Они вещали из каждого телевизора, со страниц газет, давали разные объявления о том, что снимут порчу и поспособствуют духовному развитию. И многих уловляли в свои сети. Вот это выражение — «духовное развитие» — нам и приглянулось. Ведь это словосочетание очень точно отражает основную цель нашей деятельности. Подлинное духовное развитие — это всегда путь к Богу, путь к воцерковлению, дорога ко спасению души. По сути дела, в нашем центре мы именно этим всегда и занимались — духовным развитием человека.

— А как Вы оказались во главе этой «реки»?

— Да как-то естественно все сложилось. Меня, я тогда руководил Службой катехизации монастыря, вызвал к себе наш наместник — ныне епископ Солнечногорский, а тогда архимандрит Алексий (Поликарпов), — и поручил заняться созданием молодежного центра. «Отец Иоасаф, много нуждающихся обращаются к нам за помощью и поддержкой, — сказал он. — Мы никому не должны отказывать. Дабы никто не ушел от нас не утешенным». Эти слова отца наместника стали, по сути, главной миссией нашего центра.

Следует, правда, признать, что на первых порах мы действовали методом проб и ошибок. У нас не было ни методичек, ни каких-то документов-концепций, ни специалистов, которые могли бы нас направить. В каждом из направлений деятельности центра братия монастыря часто становились первопроходцами. При этом параллельно приходилось заниматься множеством самых разных дел. К примеру, мне удавалось преподавать в шести вузах, на наших курсах, в воскресной школе, посещать заключенных, наркологический диспансер, помогать больным детям и сиротам…

— Как же Вы со всем этим справлялись?

— Что всегда давало и дает нам силы, так это молитва. Думаю, без помощи Божией ничего не получилось бы. Ведь невозможно быть специалистом во всех областях. Я порой пересматриваю свои старые записи, интервью прежних лет… Сегодня оцениваю все это уже критическим взглядом. С одной стороны, вижу, где совершал ошибки, что-то упустил. А с другой, поражаюсь тому, какую благодатную поддержку давал нам Господь. Дорогу осилит идущий!

— Отец Иоасаф, простите за такой нескромный вопрос. Не страшно ли Вам было взваливать на себя такое достаточно тяжкое бремя? Ведь в монастыре есть и другие послушания…

— Это да, есть. Мое первое послушание в монастыре, кстати, — уставщик, т.е. монах, который отвечает за совершение чинного, уставного богослужения.

Приходя в монастырь и становясь иноком, человек дает три главных обета, и один из них — обет послушания. Я занимался и занимаюсь тем, на что меня благословило Священноначалие. Благословение дает всегда особую силу, особую благодать послушнику. Поэтому не страшно (улыбается).

Кто-то из святых сказал: «Монахом может стать тот, кто видел настоящего монаха». В Троице-Сергиевой лавре, когда учился, я видел настоящих старцев, подлинных монахов; видел, с каким истинным смирением они принимали свои послушания, терпели скорби и болезни. И это вдохновило меня, да и не только меня — сотни молодых людей на несение церковного послушания.

— А с какими трудностями Вы столкнулись, когда начали создавать Центр?

— Поначалу о трудностях вообще ведь не думаешь. Первое время трудишься с каким-то запалом, особым вдохновением. Но потом, со временем, смотришь и понимаешь: это работает, а вот то — не работает. Значит, надо от чего-то отказываться и искать другие пути… Иногда перед нами вставала проблема языка: ты говоришь, и тебя вроде слышат, но чувствуешь, что совсем не понимают. Ведь получается и так: ты как монах привык разговаривать со взрослыми прихожанами, а тут — дети. И для них нужен особый, свой язык. Ты привык произносить проповеди и общаться на исповеди, а здесь требуется совсем другой подход, совсем иная беседа. Не всегда монаху легко найти общий язык с человеком мирским, а тем более с ребенком. Монах настроен на молитву, на уединение, на разговор с Богом, а монастырь посылает монашествующего в мир, в каком-то смысле «жертвует» им для мира.

— Получается, что монахи жертвуют своим временем, силами. Вместо молитвы… Не обидно? И что вдохновляет Вас на Ваше служение?

— Знаете, есть такое выражение из древнего патерика: «Свет миру — иноки, а свет инокам ангелы». Не обидно, когда ты понимаешь ради чего!

Мне вспоминается 2009 год, когда мы проводили очередные Сретенские встречи православной молодежи. Прошло всего несколько дней после интронизации Святейшего Патриарха Кирилла. И вот, несмотря на свой плотный график, на свою колоссальную занятость, Святейший Патриарх посчитал нужным и важным встретиться в этот день с нами — руководителями молодежных объединений и организаций Русской Церкви. Тогда более двухсот пятидесяти человек собралось в Даниловом монастыре, чтобы увидеть Святейшего Патриарха, получить его благословение, услышать его Первосвятительское слово. Патриарх сказал очень важные для всех нас слова: «Линия борьбы между Светом и тьмой, между Богом и диаволом особым образом проходит по сердцам молодых людей… Вот почему молодежь — это передняя линия борьбы не только за будущее, но и за самого человека… Если мы вырываем из лап греха молодые души, то мы совершаем великое дело. Церковь не может не иметь молодежной темы в своих приоритетах именно в современных условиях. Мы делаем и будем делать всё для того, чтобы изменилась жизнь человеческого общества. Чтобы такие понятия, как доброта и сила духа стали бы притягательными для молодежи… Я очень надеюсь на вас как Патриарх, вы мои союзники, я бы очень хотел вместе с вами делать то, что мы все должны сегодня сделать, возрождая жизнь нашего народа. Мы боремся за каждого человека, за его душу, за будущее нашей страны и за будущее всего мира. И я хотел бы, чтобы вы очень серьезно восприняли нашу очень важную миссию в жизни Церкви…» Все были очень вдохновлены эти доверием Святейшего Патриарха и восприняли его слова как самую главную свою задачу на будущее. И сегодня они актуальны и дают силы на новые свершения.

— Отец Иоасаф, в следующем году Патриарший центр духовного развития детей и молодежи будет отмечать юбилей — 25 лет. Как Вам кажется, что изменилось за эти четверть века?

— Если говорить о целях и задачах — ничего. Ведь открывать путь ко спасению, вести человека к Богу актуально и тогда, и сейчас. В 90-е не было таких возможностей, как теперь; была жажда, но делателей было немного. Время, которое мы переживаем, — особое. Множество храмов и монастырей открыты и действуют в нашей стране, духовные школы готовят пастырей для нужд каждой епархии, есть просветительские центры, документы, методики, а главное — есть различные церковные специалисты в социальной и просветительской областях, которые трудятся на ниве Христовой. Важно не упустить время, ценить каждого человека, приходящего в Церковь.

— Батюшка, а Вам не кажется, что сейчас Церкви стало сложнее вступать в диалог с молодежью, чем 25 лет назад. Молодежь ушла в Интернет, подростки не «отлипают» от мобильных телефонов. Иное время…

— Знаете, людям всегда свойственно винить время: мол, раньше и яблоки были вкуснее, и воздух чище, и небо более голубое. Мне кажется, что молодежь не стала хуже, может, просто мы сами разленились, где-то не дорабатываем, где-то перестали гореть сердцем. Я думаю, что люди остались теми же, что и прежде, и внутренний, глубинный запрос у них никуда не делся. Он есть. Просто наша задача становится сложнее: как до них достучаться? Это для нас главный вопрос. Но недаром Господь сказал: «Стучите, и откроется вам» (см. Мф. 7:7).

Конечно, мир не стоит на месте. Интернет, компьютерные игры, приложения в мобильных телефонах — всего этого раньше не было. Была книга, которую хотелось прочесть… Сейчас действительно иное время, и оно побуждает нас к тому, чтобы и мы стали немного иными, шли в ногу с ним, чтобы мы могли говорить с молодежью на одном языке.

Наверное, каждое поколение требует от Церкви особого подхода. Надо только понять, как донести веру до подростков. В конце концов, у Церкви нет задачи заполнить душу человека лишь информационным материалом. Перед нами также не стоит цель соперничать с какими-нибудь популярными блогерами или требовать от прихожан, чтобы они блестяще знали Катехизис или цитировали Священное Писание. Конечно, все это замечательно, но не в этом главная задача Церкви. Мы должны помочь человеку восстановить утраченную внутреннюю связь его души с Богом.

Вы знаете, я верю в нашу молодежь! Она искренняя, думающая, ищущая… Порой дерзкая, даже жесткая, но ведь и время сейчас непростое. Если мы — взрослые — будем достойным духовным примером, я уверен, наша вера, наша проповедь, наша жизнь коснутся сердец молодых людей и в них затеплится огонек веры, надежды и любви. Как в храме мы зажигаем свечу от свечи; так и в жизни одна душа загорается от другой…

— Что вы посоветуете родителям и воспитателям? Как же выстраивать отношения с современной молодежью?

— Осторожно. Шаг за шагом. Со смирением и любовью. Начиная с простого общения, чтобы понять, что человеку интересно, чем он живет. Надо, чтобы он привык к священнику, понял, что батюшка — такой же человек, как и он. Самое важное — установить доверительные отношения, чтобы молодой человек был готов тебе открыться, слушать и слышать тебя. А когда подросток тебе доверяет, надо, чтобы он понял, что ты рядом — и в радости, и в трудную минуту. Ведь порой бывает так: пришел священник к детям, подарки принес, книжки духовные раздал — и исчез. Как такое отношение воспримет подросток? Вероятнее всего, как обман. А когда священник всегда рядом — доступен, и с ним можно поговорить, обсудить что-то очень важное, значимое, — то и отношение у подростка к такому священнику будет совсем иное.

Ведь как часто бывает в семье? Подросток мучается какими-то вопросами, пытается найти ответ у самых близких людей — у мамы и папы, а взрослые всегда заняты. «Потом, потом, — отвечают, сейчас не мешай, мы заняты». И тема, важная для подростка, остается без ответа. А потом, не дай Бог, чужой дядя или тетя дадут ему искаженную информацию…

К чему я все это говорю? Важно быть внимательными к любому запросу, исходящему от подростков, проявлять неподдельный интерес ко всему, что их волнует. Потому в нашем Центре мы поддерживаем такие проекты, которые, по сути, являются откликом на запросы в молодежной среде.

Только не подумайте, что сидят такие умные отец Иоасаф, Александр, Тарас или Сергей — и придумывают различные проекты. Нет, все наши проекты — это инициатива, как говорится, «снизу». Взять, например, наш кукольный театр. Появились ребята, которые захотели его сделать своими руками. Честно признаюсь, нам, руководителям даже в голову не приходило, что это может быть кому-то интересным в наши дни. Я даже сам поначалу отнесся к этой идее весьма скептически. И тем не менее, нашлись ребята, которые своими руками создают кукол, подбирают темы и произведения для будущих спектаклей, пишут сценарии. Причем их спектакли — не просто развлечение. Ребята выбирают серьезные, весьма актуальные в наши дни темы. И, наверное, благодаря этому наш кукольный театр очень востребован: ребята выступают, ездят с кукольными спектаклями по российским городам. Это и живая музыка, и живое общение — как раз то, чего так сильно сегодня не хватает нашей молодежи. Главное, к чему мы стремимся в нашем молодежном Центре, — это создать позитивную среду для общения и с нами — наставниками, и молодежи друг с другом.

— Выходит, Церковь должна сегодня заниматься повышением культурного уровня молодых прихожан? А как же вопросы веры, поиск пути к Богу?

— Почему нет? Если нам удастся благодаря нашей работе научить подростков позитивному и правильному отношению к людям, научить элементарной вежливости, привить любовь к книге, искусству, помочь задуматься о смысле жизни, стать ответственными, то это уже большое дело. Как ни покажется вам странным мой вывод, но сегодня действительно одна из главных задач Церкви заключается в том, чтобы повышать культурный уровень молодых людей. Мы стараемся поднять культурный уровень нашей молодежи, чтобы через какое-то недалекое время она была готова и к христианскому просвещению и к разговору о Боге, а главное — к деятельной духовной жизни.

Я вас уверяю: то хорошее, что вы в ребенка вложите, обязательно будет иметь результат. Возможно, не сразу… Бывает так, что мамочки жалуются на своих детей: «Таким был хорошим ребеночком, когда был маленький. В саду — просто ангелочек. В храм со мной всегда ходил, причащался регулярно, а потом стал подростком, отошел от Церкви, лежит на диване с мобильником или планшетом». Я таких мамочек успокаиваю: «Подождите! Будьте любящей мамой и достойным христианским примером! Хорошие ростки дадут свои плоды». Проходит время, — и этот юноша встает с дивана и начинает заниматься делом, а потом у него появляется своя хорошая семья, дети, профессия. Потом он и детей приводит на причастие в храм.

Господь действует и помогает нам. А потому и мы не должны опускать руки в вопросе воспитания молодежи. «Сейте, — говорил преподобный Серафим Саровский, — сейте на камне и в добрую почву, обязательно прорастет в свое время».

— Отец Иоасаф, как бы Вы охарактеризовали главные направления в работе Патриаршего центра? Удается ли применять Ваш опыт другим церковным профильным организациям?

— В 2005 году мы принимали участие в разработке важного документа — Концепции духовного развития личности. Там, по сути, как раз и прописаны главные направления нашей работы: духовно просвещать и образовывать, создавать положительную среду для духовного развития и помогать в тех случаях, когда человек попал в беду. В ряде направлений нашей деятельности нам помогают светские специалисты, особенно когда речь идет о разных зависимостях. Тут без специалистов — врачей, психологов — и различных методик не обойтись. Часто в таких случаях нужна синергия — соединение профессиональной помощи и духовной работы.

Совсем недавно, в 2019-2021 гг., по благословению Святейшего Патриарха Кирилла мы были среди разработчиков нового общецерковного документа — Концепции организации молодежной работы и молодежного служения в Русской Православной Церкви, в которой отразился многолетний опыт, а главное, взяты за основу наши практические рекомендации по работе с молодежью. Думаю, этот документ во многом поможет начинающим, а давних делателей укрепит на выбранном пути.

— Что Вы можете рассказать про команду Центра? Как она формировалась?

— Отбирая членов нашей команды, мы всегда ориентировались на тех, кому интересно было работать в Центре. Помню, как на первые катехизические курсы пришли студенты московских вузов, для которых я написал специальную программу, привлек разных специалистов: богословов, психологов и т.п. Эти ребята стали первыми «свечками», от которых потом зажглись и другие: они отдали 6-7 лет своей жизни служению в нашем Центре. Потом приходили люди, которые постепенно создали костяк Школы молодежного служения.

— А что представляла собой эта Школа?

— Она состояла из двух ступенек. Первая ступень — это большой общедоступный лекторий для студенческой молодежи, куда мы приглашали выступать наших знаменитых церковных спикеров. Темы были самые разные: Священное Писание, церковная история, богослужение, богословские вопросы… А ребят, которых заинтересовала тема церковного служения, мы приглашали на практические занятия. И тогда уже — на второй ступени — начиналась работа по более узкому направлению, по подготовке церковных специалистов — миссионеров и катехизаторов. За годы деятельности ШМС десятки молодых ребят прошли подготовку и сейчас трудятся на приходах Москвы и Подмосковья.

— Батюшка, спасибо Вам за обстоятельный рассказ об истории центра, его миссии, целях и задачах! Скажите, а каковы ваши планы? Что предстоит сделать в будущем?

— Планов много, а задач еще больше у нас. Прежде всего дай нам Бог реализовать все задуманное на ближайшее время! Это новые детские и молодежные проекты, которые только-только появились у нас. Много сил и времени уходит на организацию волонтерской работы, которая связана с настоящим непростым временем. Стараемся заниматься повышением квалификации наших сотрудников, поэтому рекомендуем ребятам учиться — получать дополнительное профильное богословское, педагогическое, психологическое образование.

Но, конечно, главной нашей задачей, вернее даже сказать — мечтой, является окончание строительства нового здания центра. Верим и надеемся, что Господь благословит наши мечты и позволит исполнить задуманное, даст возможность послужить людям, нашей Церкви и нашему Отечеству!

Беседовали Екатерина Орлова и Петр Селинов

«Прихожанин»/Патриархия.ru

Версія: російська

Матеріали за темою

Патриаршее поздравление наместнику Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального монастыря архимандриту Феофилакту (Безукладникову) с 60-летием со дня рождения [Патріарх : Привітання та звернення]

У Москві відбулося засідання Опікунської ради з відродження Саровської та Дівеєвської обителей

У Стрітенському монастирі м. Москви відбулися чергові збори за участі єпархіальних відповідальних за монастирі

До Росії прибули представники індійського чернецтва

Стартував республіканський конкурс соціальних молодіжних проектів «Молодь Білорусі за життя, моральність та сімейні цінності»

Митрополит Тверський і Кашинський Амвросій: Богослов'я має бути актуальним, воно має відображати сьогоднішній день [Iнтерв'ю]

У Гродно пройшов освітній форум православної молоді Білорусії «Життя вічне»

Допомогти молодій людині знайти свій шлях [Стаття]

Усі матеріали з ключовими словами