Руська Православна Церква

Офіційний сайт Московського Патріархату

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патріархія

Митрополит Астанайський і Казахстанський Олександр: Всім серцем любитимемо Церкву Христову

Митрополит Астанайський і Казахстанський Олександр: Всім серцем любитимемо Церкву Христову
Версія для друку
17 серпня 2023 р. 12:03

На сайте Казахстанского митрополичьего округа опубликовано интервью митрополита Астанайского и Казахстанского Александра, приуроченнное к 40-летию священнического служения владыки.

— Ваше Высокопреосвященство, 2 августа 1983 года, в день памяти пророка Божия Илии, состоялась Ваша священническая хиротония. Вы приняли священный сан от рук приснопамятного митрополита Кировского и Слободского Хрисанфа (Чепиля), под духовным руководством которого служили много лет. Поделитесь, пожалуйста, воспоминаниями об этом событии.

— Незаметно, но стремительно летит время, и вот уже 40 лет прошло с того священного момента. События того дня бережно храню в своем сердце. Моя пастырская хиротония состоялась в старинном храме в честь Живоначальной Троицы в селе Волково Слободского района Кировской области.

Село Волково известно с XII века. Про такие древние поселения летописцы говорили: «Отсюда начала быть страна Вятская». Величественная Троицкая церковь воздвигнута в камне в 1779 году. Она отличалась внешней красотой и благолепием внутреннего убранства. В эпоху гонений на Православие Троицкий храм пережил закрытие и поругание, но чудом избежал полного уничтожения. Возвращенный верующим в послевоенные годы, он оставался единственной действующей церковью на сотни верст, местом молитвы и духовного утешения для нескольких поколений жителей Вятского каря. Троицкий храм особенно близок и дорог моему сердцу — это святое место стало моей первой духовной школой. Именно здесь в далекие 60-е годы Господь сподобил меня, совсем юного отрока, узнать и прочувствовать красоту Православия, впервые пройти таинство Исповеди и приобщиться Святых Христовых Таин. До сих пор живы во мне переживания от первых шагов в алтаре, от чтения Шестопсалмия, от участия в службе Божией в качестве алтарника и пономаря. Одни из ярких впечатлений детства — это теплые, задушевные беседы с приснопамятным настоятелем Троицкой церкви протоиереем Иоанном Евдокимовым. Этот мужественный исповедник веры и мудрый пастырь стал моим первым духовным наставником и учителем. Именно отец Иоанн написал мне рекомендацию для поступления в духовную семинарию города на Неве, открыв тем самым дорогу к получению богословского образования и пастырскому служению Церкви Христовой. Не просто ему было пойти на этот шаг — он, будучи пожилым человеком, боялся, что подобное действие вызовет гнев уполномоченного Совета по делам религий, и ему на старости лет не позволят совершать богослужения, лишив регистрации. Но, преодолев сомнения и тревоги, он написал мне рекомендацию в духовную семинарию и со слезами на глазах сказал: «Не могу не помочь, не поддержать человека, который в это тяжелое время идет в Церковь, и желает стать, как и я, священником».

Настал 1983 год. Исполнилось мое сокровенное желание и сбылись чаяния отца Иоанна Евдокимова — под сводами Троицкого храма приснопамятный владыка Хрисанф (Чепиль), впоследствии первый митрополит земли Вятской, рукоположил меня во священники. В те годы мне уже довелось увидеть нелегкие труды многих служителей алтаря Господня. Поэтому день хиротонии стал для меня временем напряженных молитв и размышлений о предстоящем делании. Быть пастырем Церкви Христовой — значит быть, по слову апостола «образцом для верных в слове, житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте» (1 Тим. 4:12). Этот призыв запечатлен на иерейском наперсном кресте.

— Владыка, как Вы пришли к мысли стать священником? Кто повлиял на это решение?

— Мои детство и юность прошли в Вятке, городе, который издревле стоял молитвами праведников. В дореволюционные времена Вятский край славился набожностью и благочестием, города и села во множестве украшали храмы и монашеские обители. На многих старинных фотографиях Вятки красуется архитектурная доминанта города, творение знаменитого зодчего Александра Витберга — храм в честь благоверного князя Александра Невского, уничтоженный в 1937 году. Славу этого города являл Успенский Трифонов монастырь — местопребывание честных мощей преподобного Трифона и блаженного Прокопия. Даже в тяжелые годы административного гнета над Церковью Христовой, когда страна жила во власти атеистической идеологии, духовная жизнь на Вятской земле продолжала теплиться благодаря глубоко верующим мужественным людям, настоящим подвижниками благочестия. В дни моей юности еще немало оставалось на свете таких священнослужителей и мирян, которые претерпели страдания за Христа, отбывали сроки в лагерях и ссылках лишь за то, что не отрекись от Бога. Перед моими глазами проходил их земной путь «в простоте и богоугодной искренности» (2 Кор. 1:12). Примером своей жизни, своей любовью к Православию они способствовали формированию у меня христианского мировоззрения. Сколько себя помню, всегда ощущал в себе веру, сначала стремился неосознанно подражать в молитвах тем людям, которых искренне любил, вслушивался в их повествования, впитывал их жизненный опыт. Потом пришла «разумная вера». Немалую роль сыграли поездки по святыням — в Троице-Сергиеву лавру, Псково-Печерский монастырь, Спасо-Преображенскую пустынь неподалеку от Елгавы, в Успенскую Пюхтицкую обитель, — в которые меня, еще совсем юным отроком брали благочестивые женщины. Не забываются беседы со старцами — схиигуменом Саввой (Остапенко) и архимандритом Таврионом (Батозским). В Церкви мне довелось увидеть множество примеров добрых отзывчивых людей. Таких не было в миру. Мое детское сердце понимало, что правда и истина там — где добро, где любовь, где не напоказ, а по-евангельски скромно делают добрые дела, благотворят ближним.

Если к вере меня приобщили простые добрые люди, то на выбор жизненного пути повлияли священнослужители Вятской епархии. С благодарностью вспоминаю их имена. Кроме уже упомянутого протоиерея Иоанна Евдокимова наставником моей юности был настоятель Троицкого храма села Быстрица протоиерей Константин Гулин. Церковь в Быстрице не закрывалась даже в годы самых тяжелых гонений, здесь никогда не прекращалось совершение Божественной литургии. Отец Константин — человек интересной судьбы. Он прошел всю войну, был серьезно ранен. Батюшка имел только начальное образование, но благодаря стремлению к знаниям и живости ума стал довольно грамотным человеком. Дома у отца Константина была хорошая по тем временам библиотека духовной литературы — помню катехизис и другие книги святителя Филарета (Дроздова), жития святых и даже произведения апологетического характера, например, священника Григория Дьяченко. С неизменной осторожностью он давал их мне читать.

— В 1975 году Вы поступили в духовную семинарию города на Неве. Какие люди оказали наибольшее влияние на Вас в этот период Вашей жизни?

— Хотел бы особо упомянуть имя старца-святителя — приснопамятного архиепископа Тихвинского Мелитона (Соловьева). Обучаясь в духовной семинарии города на Неве, мне посчастливилось исполнять у него послушание иподиакона. В то время архипастырю было почти восемьдесят. За плечами у владыки была долгая жизнь, исполненная скорбей и лишений. Но людское горе, которое он видел вокруг себя, и те испытания, которые он перенес, не ожесточили его сердце, а, напротив, наполнили душу святителя состраданием к ближним. Это был один из людей, одаренных Богом талантом общения, особым даром внимания к собеседнику. Владыка Мелитон не раз вспоминал историю о своей детской встрече с великим праведником — святым пастырем Иоанном Кронштадтским. Отец Иоанн сказал маленькому Михаилу (так в миру звали будущего архиепископа Мелитона): «Люби Церковь Божию, и ты никогда не причинишь ей зла». Эти слова, которые владыка Мелитон пронес через всю свою жизнь, стали его духовным завещанием для меня. Помню еще одно его мудрое высказывание: «Лучше ошибиться в любви, чем в неприязни к людям». Мне доводилось бывать вместе со святителем в поездках по разным храмам и городам обширной Ленинградской епархии. Запомнились поездки в Великий Новгород и Карелию. Здесь тогда служили замечательные пастыри, опытные духовники и яркие проповедники — протоиерей Анатолий Малинин и протоиерей Иосиф Потапов — ученик священноисповедника епископа Афанасия (Сахарова). Благодаря владыке Мелитону состоялась моя первая встреча с будущим епископом Хрисанфом. В те годы он в сане архимандрита нес послушание благочинного в городе Петрозаводске.

Середина 70-х — особое время в жизни духовных школ города на Неве. Ректором в те годы был архиепископ Выборгский Кирилл (ныне — Святейший Патриарх Московский и всея Руси), имевший среди студентов и профессорско-преподавательской корпорации большой авторитет. Владыка ректор принимал у нас экзамены, и по их итогам меня сразу определили во второй класс. Сказалась серьезная подготовка у моих наставников — вятских пастырей, снабдивших меня приличным багажом различных знаний. Влияние владыки ректора на студентов и на меня лично было весьма серьезным. Запоминались его содержательные проповеди, которые никогда не сводились к пересказу евангельского зачала или к обыденному нравоучению, но всегда затрагивали жизненные, волнующие нас вопросы.

Особая атмосфера духовной школы в значительной степени определялась и тем, что во главе Ленинградской епархии тогда стоял приснопамятный митрополит Никодим (Ротов) — мудрый и жертвенный иерарх, видный церковный деятель, человек огромного трудолюбия и неиссякаемой энергии. Нас, студентов, впечатляли и воодушевляли его богослужения. Владыка Никодим при своей огромной занятости успевал уделять внимание образовательному процессу. По его поручению делались переводы на русский язык зарубежных богословских изданий, библиотека духовной школы регулярно пополнялась и стала в результате настоящей сокровищницей самого разного рода знаний. Особенно важно это было для студентов, поступивших в духовную школу Северной столицы из небольших провинциальных городов и сел. Митрополит Никодим и архиепископ Кирилл заботились не только об образовательном и воспитательном процессах, но и о материальной составляющей студенческой жизни, бытовых условиях. Серьезное влияние на становление будущих священнослужителей оказывал академический храм и, конечно же, сама лавра благоверного князя Александра Невского, у святых мощей которого мы ежедневно молились.

— Вы помните Ваших преподавателей?

— Без всякого сомнения, непередаваемую атмосферу нашей духовной школы создавала профессорско-преподавательская корпорация. Некоторые педагоги, такие, например, как профессор догматического богословия протоиерей Ливерий Воронов, прошли большой жизненный путь и на своем личном опыте знали, что такое репрессии и гонения. Отец Ливерий был очень искренним человеком, но вместе с тем осторожным, взвешивающим каждое сказанное слово. Запомнились уроки Библейской истории Игоря Цезаревича Мироновича — прекрасного знатока Священного Писания Ветхого Завета. Его живые, увлекательные выступления светились глубокой любовью к Библейским текстам, привить которую слушателям он ставил своей задачей. Недавно мне подарили книгу — лекции Игоря Цезаревича по Священной Библейской истории Ветхого и Нового Заветов. Прекрасное издание, которое рекомендую в обязательном порядке прочесть и студентам семинарий, и священнослужителям.

С благодарностью вспоминаю пережившего Ленинградскую блокаду профессора Н.Д. Успенского — известного литургиста, серьезного ученого и крупного специалиста в области истории и искусствоведения, профессоров — протоиереев Владимира Сорокина, Василия Стойкова, Иоанна Белевцева, Георгия Тельписа и многих других.

— Более десяти лет Вы трудились под омофором владыки Хрисанфа (Чепиля). Чем для Вас памятен этот период Вашей жизни?

— Мое знакомство с будущим вятским иерархом состоялось в 1975 году, как мной уже было отмечено, благодаря поездкам в Петрозаводск с архиепископом Мелитоном. Будущий владыка, тогда еще архимандрит Хрисанф радушно встречал старца-архипастыря и его спутников — священнослужителей и иподиаконов. Постепенно у нас с отцом Хрисанфом сложились добрые человеческие отношения. Мы общались и в Петрозаводске, и в городе на Неве, разговаривали на разные темы. Архимандрит Хрисанф, будучи хорошим рассказчиком и внимательным собеседником, вспоминал разные случаи из своей юности, годах армейской службы и периоде обучения в семинарии и академии, мне же было приятно рассказать пастырю о своем родном крае — Вятке.

Митрополит Хрисанф — сын фронтовика, Антона Чепиля, погибшего в первые месяцы Великой Отечественной войны. Детство у Якова, так в миру звали архипастыря, прошло на Украине, неподалеку от города Ровно. В юных летах, когда будущий иерарх начал благодаря своим благочестивым родителям и родственникам постигать азы Закона Божия, он видел на древней Волынской земле величие и красоту церковной жизни, еще не разрушенные гонениями. Большая же часть его жизни и служения на ниве Христовой проходила в период жесточайших притеснений и ограничений со стороны атеистических властей. Господь судил владыке Хрисанфу своими глазами увидеть благодатную зарю духовного возрождения Отечества и активно участвовать в восстановлении порушенных святынь и возвращении народа к родной православной вере в новейший период истории. В 50-х годах прошлого века, в условиях гонений на Православие нужно было иметь твердую веру и решимость, чтобы встать на путь церковного служения. Яков Чепиль в те годы проявил силу характера и сделал судьбоносный выбор. В Киевскую духовную семинарию он поступил 18-летним юношей, в 1955 году. После окончания третьего курса его призвали к срочной службе в армию. После демобилизации Якову стоило огромных усилий продолжить обучение в духовных школах. Киевскую семинарию в то время уже закрыли, в Одесской семинарии, которая находилась на грани закрытия, власти продолжить обучение ему не дали. Господь помог целеустремленному юноше — ему удалось поступить в семинарию в Сергиевом Посаде (тогда город назывался Загорск). Владыка Хрисанф не раз говорил, что никогда не представлял своей жизни по-другому, не видел себя ни на каком другом месте, кроме как служителем Святой Церкви.

На примере судеб священнослужителей той эпохи вновь и вновь убеждаешься в постоянном действии благого и премудрого Промысла Божия в судьбах Православия. Даже в самые мрачные для верующих времена находились те, кто откликался на призыв Спасителя и шел пасти Его евангельских овец. Пастыреначальник Христос чудесным образом сохранял Свою Церковь, которой безбожные власти отказывали в праве на существование, и не давал вратам ада одолеть ее (см. Мф. 16:18).

— Ваше знакомство с архимандритом Хрисанфом тоже случилось по Промыслу Божию?

— За время наших встреч и общения в Петрозаводске у нас с будущим вятским владыкой сложились добрые отношения. И вот, весной 1978 года приходит удивившее и обрадовавшее меня известие — архимандрит Хрисанф Священным Синодом избран во епископа Кировского и Слободского. В Вербное воскресенье состоялась его архипастырская хиротония. По благословению Священноначалия епископ Хрисанф должен был прибыть в город Киров — к месту своего служения — уже накануне Святой Пасхи. В Великий понедельник владыка пригласил меня для беседы в кафедральный Никольский собор города на Неве и предложил поехать с ним в Вятку, чтобы оказать помощь в организации иподиаконского штата и проведении первых архиерейских богослужений. По его ходатайству на эту поездку мне было дано благословение митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима, а также моего ректора, архиепископа Кирилла. Таким образом, по Промыслу Божию, через четыре года мне довелось вернуться в родной город и нести новы— е послушания — сначала исполнять обязанности старшего иподиакона, а затем и личного секретаря новопоставленного епископа Хрисанфа.

— Вы исполняли обязанности епархиального секретаря и настоятеля кафедрального собора города Кирова в переломный, эпохальный период истории, но еще застали гонения на Церковь Христову. Расскажите об этом периоде.

— О трагическом положении Церкви в Вятском крае в эпоху государственного атеизма послевоенной поры сказано и написано немало. Сегодня хорошо известно о подвиге талантливого кировского математика, христианского апологета и педагога Бориса Владимировича Талантова. Он был бесстрашным исповедником Православия и смело выступал против преследований верующих со стороны безбожной власти. Его открытые письма в советские газеты и журналы с протестом против разрушения храмов и притеснений верующих ныне стали достоянием широкой общественности. Борис Владимирович был хорошо знаком с отцом Константином Гулиным, исповедовался и причащался у него в Троицком храме в Быстрице. В 60-е годы именно он помог отстоять отцу Константину быстрицкую церковь — об этом мне доверительно поведал сам батюшка. В 1969 году Б.В. Талантова за «распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» приговорили к заключению. Через два года он скончался в тюремной больнице.

Уполномоченный государственный орган творил в провинциальном Кирове полный произвол. Священникам запрещали совершать богослужения, церкви закрывались, бесценные святыни безжалостно уничтожались или расхищались, верующие не допускались в храмы. В 70-х годах церковная Вятка представляла собой удручающую картину. Те храмы, которые чудом уцелели, как правило, не имели постоянных священников, повсюду был запрещен колокольный звон, в обветшавших церквях не разрешали проводить ремонт. Общественному давлению и осмеянию подвергались все, кто имел смелость открыто посещать богослужения и не боялся свидетельствовать окружающим о своей вере. Каждый священник находился под пристальным вниманием органов безопасности. Простое исполнение пастырского долга требовало мужества и большой мудрости. Современным пастырям и студентам духовных семинарий уже очень сложно представить все эти трудности, оценить весь трагизм той эпохи. Тогда мы помыслить не могли о какой-то публичной проповеди, о религиозном образовании детей, о деятельном духовном окормлении прихожан. Единственной задачей было — сберечь церковное достояние, то немногое, что еще осталось, от окончательного уничтожения, не допустить закрытия и разгрома сохранившихся храмов. В такой обстановке начиналось мое священническое служение. Но даже в тех непростых условиях меня не покидало ощущение духовной радости. Господь даровал мне счастливую возможность служить Ему в пастырском достоинстве, и делание это проходило среди родных и близких мне по вере людей, в древнем Вятском крае, где был воспитан и который любил всей душой.

— Какие советы Вы хотели бы преподать молодым священнослужителям, которые начинают свою деятельность на своей малой родине?

— Любовь к родному краю, к его святыням, к его историческому прошлому должна пребывать в сердце каждого христианина и, конечно, каждого священнослужителя. Земное Отечество — это своего рода образ Отечества Небесного, обращаясь к природной или рукотворной красоте окружающего нас мира, мы устремляем свой внутренний взор к Божественному Царству. Забота о земной Родине — это продолжение и развитие заботы о нашей собственной душе и о благополучии и спасении наших ближних. Пастырь сам должен хорошо знать историю своей родной земли, дорожить ее культурным и духовным наследием, и прививать эти благородные качества своим прихожанам. На протяжении большей части прошлого столетия из нас пытались сделать людей беспамятных, «иванов, не помнящих родства». По счастью, это не удалось. Святое Православие, однажды воспринятое народом, глубоко укоренилось в его генетической памяти, и при благоприятных условиях оно вновь и вновь дает живые всходы. Мы не должны равнодушно проходить мимо разрушенного или оскверненного храма, мы не можем не печалиться об утерянных святынях, об иконах, многие из которых до сих пор находятся в плену частных коллекций или в музейной неволе. Забота о церковном достоянии, унаследованном от прошлых эпох, будь то памятники архитектуры, прикладного искусства или нематериальные сокровища — музыкальные и богослужебные традиции, неотъемлемая часть жизни пастыря. В этом, в том числе, проявляется любовь к Православию.

Здесь, в Казахстане, особой заботой священнослужителей должна стать организация разнообразной деятельности по увековечиванию памяти новомучеников и исповедников. Необходимо, чтобы героический опыт страдальцев за веру ХХ столетия становился близким и понятным для современников. Храмы, места подвигов и захоронений наших мучеников неизменно должны быть окружены благоговейным почитанием. Их памятные дни необходимо отмечать как общецерковные торжества, с проведением выставок, научных конференций, молодежных встреч и концертов.

— Вы уже упомянули о пастырях, которые служили в Вашем родном крае и повлияли на выбор Вашего жизненного пути. Почему, на Ваш взгляд необходима такая связь поколений?

— В церковной жизни вообще и особенно в пастырском служении очень важна преемственность. Замечательно, если религиозное воспитание начинается в семье — малой Церкви. Родители призваны прививать детям любовь к молитве и посещению храма, стремление жить по евангельским заповедям, по правде Божией. От отца и матери, от дедушек и бабушек ребенок перенимает опыт жизни, в том числе и духовной.

К сожалению, традиции семейного благочестия в немалой степени были утрачены за десятилетия безбожной эпохи. Счастливы те люди, которые в детстве, в юности, на заре своей жизни повстречали духовно мудрых и опытных пастырей. Нередко эти встречи, с человеческой точки зрения, происходили случайно. Но не случайно, если рассуждать с точки зрения Промысла Божия.

Ни один учебник богословия, ни одна, пусть даже самая интересная книга о Православии, не в состоянии заменить живого примера доброго пастыря, который несет жертвенное служение на своем приходе, ежедневно «душу свою полагая за овцы». Молодые священнослужители учатся у пожилых наставников всему, что им необходимо. И лучшие уроки преподаются не только посредством бесед, но и благодаря живому, действенному примеру.

Прекрасно, когда в епархии есть уважаемые пожилые священники, которые, будучи опытными служителями алтаря Господня, являются образцом для молодых. Такие пастыри восприняли традиции служения от тех клириков, которые были свидетелями гонений или сами претерпели страдания за Христа. Выстраивается непрерывная цепочка преемственности, уходящая в древность.

В связи с этим хотелось бы вспомнить одного известного вятского священнослужителя, с которым мне довелось быть знакомым, — протодиакона Михаила Лимонова. Он, как и большинство представителей духовенства той поры, прошел Великую Отечественную войну, с фронта вернулся с наградами. В 1946 году принял сан диакона в Кировской епархии. Мы служили с ним в Серафимовском кафедральном соборе Вятки. Отец Михаил имел обычай приходить к богослужениям, а особенно к Литургии задолго до начала. На мой вопрос, зачем он так рано приходит, отец протодиакон ответил: «А как же иначе? Мне надо не спеша приготовить все необходимое к службе, затеплить свечи, приложиться к иконам, настроиться на молитву». Он особо подчеркивал, что ему хотелось «надышаться церковным воздухом». Будучи опытным священнослужителем, отец Михаил понимал, что то, как пройдет Литургия или всенощное бдение, зависит от правильной подготовки к службе, от внутренней сосредоточенности.

Всегда отрадно смотреть на пастыря, который приходит в храм заранее и спокойно, без суеты готовится к совершению своего служения. Старые священники учили меня простым вещам: приходить самое позднее за час до начала Божественной литургии, проскомидию совершать аккуратно, внимательно; служить не торопясь, но и не затягивая ничего специально, а главное — все в храме делать с горением духа, истово. Они советовали произносить возгласы ясно, четко, достаточно громко, но без театральности и пафоса; на исповеди внимательно выслушивать каждого прихожанина и не давать необдуманных, поверхностных советов. Пастыря должны отличать приветливость, простота в общении и, конечно же, ни при каких условиях, даже в самых сложных ситуациях, нельзя выходить из себя, раздражаться. Из таких кажущихся незначительными и второстепенными деталей формируется образ жизни священника.

Очень важно сохранить преемственность поколений среди клириков. Убежден, что правящий архипастырь должен заботиться, чтобы в одном городе, в одном церковном благочинии, по возможности, вместе совершали свое служение иереи, представляющие разные поколения, — и старцы, и совсем молодые. «Спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе» (Втор. 32:7), — говорит ветхозаветный пророк.

Сегодня трудно представить всю тяжесть креста, который выпал на долю всех наших священнослужителей в XX веке. Скорби и лишения испытали иерархи и священники, монашествующие и псаломщики, певчие и приходские работники. Сегодня мы знаем о многих мучениках. Подробно описана жизнь архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), митрополитов Петра (Полянского) и Николая (Могилевского), других видных деятелей Православной Церкви. Но через ужасы лагерей и тюрем, через всевозможные лишения прошло практически все духовенство, а это многие сотни и тысячи имен! Какими мелкими должны показаться наши сегодняшние горести в сравнении с тяжестью креста наших отцов.

— В 1989 году Вы были призваны к архиерейскому служению на богохранимой Костромской земле. Хотя уже в Вятке Вам приходилось уделять немало внимания делу подготовки будущих священников для этой обширной епархии. Но там Вы делали это как помощник правящего архипастыря. В Костроме же вся ответственность за организацию церковной жизни легла на Вас. Какие стороны пастырского служения важны для Вас?

— В Православной Церкви учение о пастырском служении носит возвышенный характер. Достаточно вспомнить ставшее хрестоматийным творение святителя Иоанна Златоуста «Шесть слов о священстве». Между прочим, в ней можно прочитать, что по своему предмету и назначению, и по духовной силе священство «превосходит все другие человеческие достоинства». Говоря о пастырском делании, следует понимать, что священник оказывает влияние на пасомых не обилием своих природных способностей и талантов, а прежде всего силой и содействием Божественной благодати. Служение священника состоит в том, чтобы приобщать души пасомых ее спасительному действию, готовить верующих к принятию Царства Небесного, которое, как сказано в Евангелии, «внутри вас есть» (Лк 17:21). В церковном представлении пастырь в таинстве рукоположения сам принимает особый дар благодати, который помогает ему внутренне измениться и приобрести такую духовную настроенность, которая поможет плодотворно совершать свое служение. Святитель Иоанн Златоуст называет такую настроенность «духовной любовью», которая «исходит свыше, с неба и дается в таинстве священства». К важным духовным чертам пастыря относится умение сопереживать, сострадать пасомым. Это свойство выражено в словах апостола Павла: «Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал; кто соблазняется, за кого бы и я не воспламенялся?» (2 Кор. 11:29). Эти особенности составляют неизменную основу священнического служения. В то же время, в разных ситуациях пастырю необходимо уметь проявлять и особые качества.

К архиерейскому служению в Костроме Господь призвал меня в период церковного возрождения. Эти времена стали настоящим вызовом для многих священников, которые привыкли на протяжении десятилетий вести себя очень осторожно, осмотрительно, утратили вкус и потребность просветительской работы, иногда совершенно терялись в школьной и молодежной аудиториях. Пришлось много потрудиться, чтобы решительно изменить психологию таких пастырей. Руководством в ту пору для всех нас стали слова апостола Павла, обращенные к молодому и ревностному апостолу Тимофею: «Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тим. 4:2). Могу свидетельствовать, что большинство священников в Костроме, как, наверное, и во всей Православной Церкви тогда с энтузиазмом стали осваивать забытые, но традиционные формы просветительской и образовательной работы. Особенно радовало, как много мы наблюдали новых священнических призваний: в 90-е годы в возрожденную Костромскую духовную семинарию неизменно был конкурс по 3-4 человека на место.

— В наше время христиане и, в том числе, православные священнослужители, вновь сталкиваются с острыми вызовами времени. При взгляде на то, что происходит вокруг, зачастую бывает трудно сохранить спокойствие, не поддаться эмоциям, не потерять надежду на Бога.

— Разразившаяся в 2020 году во всем мире эпидемия коронавируса, парализовала нормальную жизнь в числе прочих стран и в нашей Республике. За пандемией последовала не менее опасная в социальной и политической жизни международная конфронтация. Все эти события изменили привычный способ устройства общественной и церковной жизни, весь мир стал у порога серьезных и непредсказуемых процессов. По слову Святейшего Патриарха Кирилла, «мир за прошедшие два года изменялся столь существенно, и подчас столь стремительно, что можно говорить о "смене эпох"». Противостояние цивилизаций в очередном витке истории вступило в острую фазу. Хотел бы напомнить, что в таких обстоятельствах пастыри Православной Церкви призваны оставаться на высоте своего миротворческого призвания, проявлять милосердие и любовь, не позволять, чтобы душами паствы овладевали уныние и отчаяние. Нам — служителям алтаря Господня — следует подавать прихожанам добрый пример упования на милость Всемогущего Бога. Необходимо свидетельствовать о том, что наша вера — это живая вера, и никакие исключительные обстоятельства не могут поколебать ее.

Потрясения последних лет привели к тому, что немало наших прихожан и тех, кто принадлежит к Православной Церкви в силу принятия таинства Крещения или культурной традиции, стали людьми более ранимыми, тревожными, психологически уязвимыми. В таких условиях пастыри призваны быть особенно внимательны к себе и своему облику, должны опасаться оттолкнуть пришедшего в храм человека равнодушием, надменностью или невнимательным отношением.

Для Православной Церкви и верующего народа никогда не было спокойных и благополучных времен. Невидимый духовный враг всегда ведет брань против Божиего достояния. Либо открыто, либо прикровенно, коварно. Каждый, кто принимает таинство Крещения, прекрасно об этом осведомлен — три раза он произносит отречение «от сатаны, всех дел его, всех служителей его и всей гордыни его». Священнослужители особо призываются бороться со злом и несовершенством. Эта борьба осуществляется силой слова Христова, евангельской проповедью, через убеждение и личный добрый пример, посредством дел милосердия. Православная Церковь Казахстана, свидетельствуя о своих идеалах и ценностях, основанных на учении Господа Иисуса Христа, всегда призывала и будет призывать к межэтническому и межрелигиозному согласию и миру. Поэтому мы всегда поддерживали и будем поддерживать все усилия государства и общества на этом направлении. Это убеждение вытекает из глубинной природы христианства — безусловной любви к ближнему. Оно глубоко укоренено в самой нашей религиозной традиции. «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф. 5:9), — говорит нам Сам Христос Спаситель. Как бы высоко вокруг не вздымались бурные волны житейского моря, в любой исторической или социально-политической обстановке Церковь в лице своих служителей призвана отстаивать, защищать евангельские идеалы любви и мира. Злоба и ненависть должны быть исторгнуты из сердца священника. «Кто говорит: "Я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец» (1 Ин. 4:20), — предупреждает нас Писание.

Чтобы не поколебалась наша вера и укреплялась надежда на Бога, необходимо обращаться к примеру новомучеников и исповедников. Когда перечитывашь воспоминания очевидцев и свидетелей подвигов страдальцев за Христа, особенно тех из них, кого Господь сподобил пережить все злоключения и продолжить служение Церкви, таких как святитель Николай (Могилевский), преподобноисповедник Севастиан Карагандинский, митрополит Иосиф (Чернов), поражает одно обстоятельство. Долгие годы суровых испытаний их духовно не сломали и не озлобили. Все они сохранили удивительную доброту, великодушие, милосердие.

Святой апостол Павел перечисляет добродетели, которыми должен обладать пастырь Христовой Церкви: «Плод же духовный: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:23). Поучимся у преподобного Севастиана. Одна из его духовных чад — такая же, как и он, измученная долгими лишениями, Мария Андриевская, говорила, что рядом с батюшкой жилось как в раю. Он мог вдохнуть силы, придать уверенность, волю к жизни. Ясно, что старцу помогала благодать Божия. Но Бог подает Свою помощь только тому, кто и сам стремится творить добро. Стоит молодому священнику открыть свое сердце прихожанам, начать внимательно выслушивать их проблемы, ощутить желание помочь своей пастве в решении различных духовных вопросов и жизненных затруднений, как Господь немедленно поддержит это благородное стремление пастыря.

Еще живы и здравствуют немало людей, которые хорошо знали митрополита Иосифа. Двадцать лет он провел в лагерях и ссылках, но сохранил жизнерадостность, мягкий юмор; он умел терпеливо выслушивать, гасил все споры и конфликты, находил общий язык со всеми — детьми своих прихожан и суровыми советскими чиновниками.

В наше время умение прощать важнее стремления наказать. Еще в начале прошлого века мой святой предшественник по Алма-Атинской кафедре схиархиепископ Антоний (Абашидзе) говорил: «Епископская власть дана мне не для того, чтобы наказывать, а чтобы прощать». Тем более этим правилом следует руководствоваться молодому священнику.

— Сегодня много говорят о новых формах приходской работы с детьми и молодежью: священники создают туристические клубы, играют в спортивные игры, учат танцевать, создают рок-группы. Каково Ваше мнение на этот счет?

— Прежде всего хотел бы сказать, что священник должен оставаться священником. Его основное служение — предстоять перед Господом в молитве и проповедовать слово Божие. Пастырю для реализации просветительских проектов необходимо готовить и воспитывать квалифицированных педагогов, находить энтузиастов, которые могут целенаправленно и системно трудиться на поприще духовного воспитания. Детей и подростков следует занять на приходе интересным делом. Неправильно отказываться от услуг грамотных и нравственно крепких светских специалистов, если они готовы организовать при приходе спортивный клуб, творческий кружок, учебные курсы. Благие начинания по-настоящему окажутся действенными только в том случае, если священник — руководитель прихода и его помощники будут наполнены духом христианской любви и готовностью к ежедневному жертвенному труду.

Мне, в прошлом многолетнему руководителю Отдела по делам молодежи Русской Православной Церкви, хорошо известны различные формы приходской работы с детьми и подростками. Скажу, что в этом направлении любые начиная важны, необходимо пробовать и находить разные методы просветительской деятельности. Но отмечу, что нет ничего более опасного для дела евангельского свидетельства в молодежной среде, чем нравоучения и назидания. У молодого человека это сразу ассоциируется с нотациями родителей и школьных учителей, в результате чего происходит отторжение проповеди. Работа с молодежью должна вестись интересно, живо, разнообразно. Но все будет тщетно, если священник и приходские воспитатели по своим духовно-нравственным качествам не будут на высоте. Дети тянутся к тем, кто по отношению к ним проявляет внимание и любовь. Они остро чувствуют фальшь, бегут от людей лицемерных. Это касается не только пастырской работы с молодежью. Прихожане охотнее пойдут к простому, может, даже не очень образованному, священнику, который умеет ободрить и утешить, нежели к самодовольному магистру теологии, свысока и неохотно разговаривающему с людьми. Об этом следует помнить. В устроении церковной жизни, нам всем — пожилым и молодым служителям Господним — следует руководствоваться принципом, изложенным святителем Иоанном Златоустом: «В Церкви нет ни высокомерия начальствующих, ни раболепства подчиненных. В Церкви должно жить, как в одном доме».

— Вы хотите сказать, что поиск новых методов духовного просвещения необходим, но нельзя забывать о главном содержании священнического служения — умении проявлять деятельную духовную любвь к пастве.

— Да, конечно. Умение сострадать, готовность придти на помощь в скорби и в болезни, облегчить тяжесть грехов, дать в деликатной форме нужный совет — все эти качества священник воспитывает в себе годами. Благодаря им священнослужитель оправдается на Суде перед Творцом. «Жалей ближнего — тогда и над тобой сжалится Бог», — пишет святитель Иоанн Златоуст. Известный афонский старец, преподобный Паисий Святогорец, замечает: «Человек духовный — весь одно большое сострадание». Сегодня значение таких добродетелей, как сочувствие, понимание, сопереживание только возрастает.

Рукополагавший меня в сан епископа митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (впоследствии Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины) при вручении архипастырского жезла дал мне такое наставление: «Будь доступен людям, терпелив к немощам. Не спеши проявлять свою власть, наказывать, запрещать. Горячность в любом деле нежелательна, тем более, когда речь идет о спасении человека. Старайся вразумить, устыдить, смягчить сердца провинившихся, а искреннее раскаяние пусть встретит милующую и исправляющую любовь».

— Владыка, что Вы можете пожелать пастырям и верующему народу?

— Всем нам весьма полезно почаще задумываться о том, насколько мы любим Бога и ценим Его великие дары — Божественную литургию и иные богослужения, какое это великое счастье — иметь возможность молиться в храме, причащаться Святых Христовых Таин. Церковь учит, что Божественная литургия и совершаемое на ней таинство Святой Евхаристии — это средоточие всей духовной жизни. Все без исключения таинства и важнейшие священнодействия Православной Церкви исторически либо включались в состав Литургии, либо находились с ней в тесной связи. Во время Литургии совершалось Крещение и Венчание. Даже соборование начиналось с освящения елея на проскомидии, а оканчивалось помазанием после заамвонной молитвы. Освящение воды, отпевание усопшего и монашеский постриг также традиционно служатся после Божественной литургии. При этом Евхаристия не совершается вне церковного собрания и без церковного собрания. Все члены Тела Христова, то есть Церкви, получают настоящую жизнь только через соединение со Христом в Таинстве Причащения Его Плоти и Крови.

Поэтому и себе, и всем хочу пожелать глубоко и искренне ценить все, что Господь посылает нам, быть благодарным Богу за его дары и, конечно же, особо дорожить Божественной литургией. Будем всем сердцем, по завету праведного Иоанна Кронштадтского, любить Церковь Христову. 

Беседовала сотрудник информационного отдела Казахстанского митрополичьего округа Татьяна Бирюкова

Митрополичий округ в Республике Казахстан/Патриархия.ru

Версія: російська

Матеріали за темою

Патриаршее поздравление митрополиту Виктору (Олейнику) с 35-летием архиерейской хиротонии [Патріарх : Привітання та звернення]

Патриаршее поздравление наместнику Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального монастыря архимандриту Феофилакту (Безукладникову) с 60-летием со дня рождения [Патріарх : Привітання та звернення]

Патриаршее поздравление архиепископу Майкопскому Тихону с 55-летием со дня рождения [Патріарх : Привітання та звернення]

Патриаршее поздравление митрополиту Тульскому Алексию с 35-летием архиерейской хиротонии [Патріарх : Привітання та звернення]

В Іваново пройшов круглий стіл чернечих Володимирської, Іванівської, Костромської та Ярославської митрополій

Спасительне благовістя новомученика [Iнтерв'ю]

Михайло Юхимович Губонін — вірний свідок церковної історії ХХ століття [Стаття]

Глава Казахстанського митрополичого округу очолив святкування на честь Собору новомучеників Чимкентських у Чимкенті

Глава Казахстанського митрополичого округу представив пастві Уральської єпархії нового архієрея - єпископа Уральського і Атирауського Віанора

Глава Казахстанського митрополичого округу виступив на круглому столі, організованому Урядом Москви

В Алма-Аті відкрилася виставка про священномученика Пімена Верненського та пройшла презентація книги «Там, де сяють гірські вершини»

У Владикавказі відбулися XII Міжнародні Свято-Георгіївські читання «Православ'я. Етнос. Культура»

Спасительне благовістя новомученика [Iнтерв'ю]

Михайло Юхимович Губонін — вірний свідок церковної історії ХХ століття [Стаття]

Исследование канонического права как способ погружения в историю: протоиерей Сергий Звонарев о выходе новой монографии [Iнтерв'ю]