Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Игумения Антония (Корнеева): «Я любила все свои послушания»

Игумения Антония (Корнеева): «Я любила все свои послушания»
Версия для печати
15 августа 2017 г. 13:35

7 июня 1990 года колокол Троице-Сергиевой лавры возвестил об избрании пятнадцатого Всероссийского Патриарха. Им стал митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер). А вскоре, 30 июня того же года, новый Предстоятель Русской Православной Церкви назначил настоятельницей Николо-Вяжищского женского монастыря на Новгородчине с возведением в сан игумении монахиню Антонию (Корнееву).

На торжество по этому случаю приехали настоятельница Пюхтицкого женского монастыря в Эстонии игумения Варвара (Трофимова, +2011) и сестры, чье духовное становление также проходило в Пюхтицкой обители. Это монахиня Георгия (Щукина), на тот момент занимавшаяся восстановлением Иоанновского монастыря на Карповке в Ленинграде, а спустя небольшое время направленная на игуменское послушание в Иерусалимский Горненский монастырь. Это инокиня Татиана (Волошина) и монахиня Филарета (Смирнова), тоже будущие игумении. Первая — после принятия монашеского пострига в честь преподобного Серафима Саровского — будет поставлена во главе Санкт-Петербургского Иоанновского ставропигиального женского монастыря. Вторая — во главе подворья Пюхтицкого Успенского ставропигиального женского монастыря в Москве.

Около 20 игумений взрастила Пюхтица для наших монастырей... Одна из них — игумения Антония (Корнеева) — дала интервью сайту Синодального отдела по монастырям и монашеству в преддверии своего дня тезоименитства. 

«Доченька, да отдам, отдам я тебя замуж за Жениха Небесного!» 

— Матушка, честно говоря, не представляю себе, что в наши дни могут найтись люди, которые бы ничего не слышали о монастырях, их возрождении на Русской земле и их притягательности для мирян. Сегодня большинство православных обителей стали молитвенными форпостами, куда верующие или жаждущие уверовать едут за духовным подкреплением. А в те годы, на которые пришлась Ваша юность, было ведь совсем по-другому: монастырей было мало, о монашестве советские люди почти ничего не знали. Как Вы в ту пору, когда государство стремилось разрушить институт монашества, сделали свой выбор в пользу иночества? 

— Я могу свидетельствовать о том, что даже во время господствовавшего в стране атеизма Господь являл Свою милость нашему народу, отдельным людям, отдельным семьям. Милость Божия ощущалась мной с ранних лет. Во-первых, родители были верующими. Папа — шофер, мамочке довелось потрудиться и на стройке, и на машиностроительном заводе, а последние 20 лет она работала нянечкой в клинике знаменитого кардиологического центра имени Мясникова в Москве, где ее очень любили. То есть это были простые люди с крепкой верой. А во-вторых... Разве это не величайшее счастье для верующей семьи, что недалеко от их места жительства (город Климовск) находился действующий храм? Единственный собор Подмосковья, который не был закрыт в советские годы, — собор во имя Троицы Живоначальной в Подольске. Сколько лет мы — чаще всего с папой, поскольку мама могла в воскресный день находиться на дежурстве — ездили туда на раннюю Литургию! Повзрослев, я стала петь на клиросе. Затем в моей жизни появилась Пюхтица, куда я впервые попала в 17 лет. Однажды знакомые девушки-сестры, тоже верующие, спросили, не хочу ли я поехать в монастырь в Эстонию (что-то нужно было отвезти). Я охотно согласилась, после чего стала бывать там каждый год — брала отпуск на время Успенского поста, трудилась на послушаниях. Накануне праздника Успения Божией Матери участвовала в подготовке праздничного стола. Пюхтицу я полюбила всей душой и в то же время в голове крутилась мысль: нет, в монастырь не пойду, трудно жить в монастыре. 

— И что помогло принять другое решение?

— Думаю, воля Божия, открывшаяся мне через настоятельницу Пюхтицкой обители игумению Варвару и старца-архимандрита Наума из Троице-Сергиевой лавры. Когда я по просьбе одной сотрудницы «Журнала Московской Патриархии» в очередной свой отпуск повезла в монастырь какие-то экземпляры этого издания и православные календари, матушка Варвара пригласила меня к себе. Спросила, не хочу ли я поступить в монастырь. Сказала: «В монастыре хорошо. Что послушнице надо? Утреннее правило знать и вечернее. Остальное — послушание». Правда, добавила матушка, в монастыре тяжеловато — нужно много трудиться. Но зато как хорошо здесь душу спасать! Затем поинтересовалась, возможно, я замуж хочу. Сложно мне было что-то ей ответить. В 20 лет ты плывешь по течению жизни, радуясь, что все у тебя складывается хорошо. После окончания училища я работала на Московской швейной фабрике «Космос» швеей-мотористкой, была поставлена контролером цеха, училась на первом курсе техникума. И тут — Промысл Божий! — в дело вмешались пюхтицкие сухарики, которые очень любил отец Наум. Много молодежи приезжало к батюшке с вопросами и за советами. Я тоже у него бывала и, вернувшись из Пюхтицы, отправилась к нему с сухариками. Он сразу спросил: «А матушка тебя не приглашала в монастырь?» — «Приглашала». — «И ты что, отказалась? Пиши письмо, что ты хочешь в монастырь!» Невозможно это объяснить словами, но после батюшкиных слов у меня появилось чувство, что я услышала волю Божию. Все как бы вмиг прояснилось, стало на свои места. Я тут же написала матушке Варваре письмо, и вскоре пришел ее ответ, написанный на открытке, которая до сих пор у меня хранится среди важных бумаг... Родители обрадовались, поддержали меня. Предстояло уволиться с фабрики, что в те времена было очень и очень непросто. 

— Да, ярлык «летунов» тогда часто навешивали на людей, оставлявших прежнее место работы с целью перейти на другое, более им приглянувшееся. Но сообщение, что молодая перспективная работница уходит в монастырь, тоже, наверное, вызвало бы немалый переполох на передовом производстве, каковым, помнится, была швейная фабрика «Космос» — крупный производитель одежды в СССР?

— Мне пришлось сказать, что я выхожу замуж и уезжаю в Эстонию. Начальница моя сильно расстроилась (видимо, действительно возлагала на меня большие надежды). Однако замужество, как ни крути, причина уважительная, не отпустить было нельзя. Я отработала положенные две недели и отправилась в Пюхтицу. Но по приезду туда состоялся разговор, драматизм которого, точнее — начало того разговора — заставило меня рыдать так, как я не плакала никогда в жизни. Матушка Варвара сказала, что только вчера митрополит Алексий, управлявший тогда Таллиннской епархией (будущий Патриарх Алексий II) запросил список «иерусалимского набора» — группы сестер, которых Пюхтицкому монастырю предстояло подготовить для несения послушания на Святой Земле. Появись я на денек-другой раньше, попала бы в этот список. А теперь, к сожалению, придется домой вернуться. Помню ту картину: захлебываясь в слезах, я говорю матушке, что вернуться домой никак не могу. На работе-то всем сказала, что замуж выхожу... Она пристально смотрит на меня, отчаянно рыдающую, и вдруг произносит слова, которые никогда не забуду: «Доченька, да отдам, отдам я тебя замуж за Жениха Небесного!» По ее благословению съездила я домой, взяла справку в храме, будто работаю там уборщицей. (Монашествующие тех призывов знают, какие трудности возникали с пропиской в той местности, где находился монастырь). Вскоре пришли в обитель и другие молодые послушницы. Кто какие справки где брал и как матушка оформляла новеньких, не могу сказать. Набралось нас десять человек. И вот приезжает митрополит Алексий, матушка-настоятельница зовет нас на встречу с ним и уже в кабинете говорит, что мы должны поблагодарить Высокопреосвященнейшего владыку: власти разрешили ему прописать 10 насельниц в самом монастыре, то есть у нас десятерых будет монастырская прописка. В те годы это было неслыханно! Прежде сестер прописывали за оградой обители: кто якобы трудился санитаркой в больнице, кто — уборщицей, кто — на шахте. Глядя на улыбающегося владыку (улыбка у него всегда была добрая, сияющая), мы испытали такой душевный подъем! 

Награда за смирение

— Какое из послушаний в монастыре показалось Вам самым трудным?

— Я любила все свои послушания, включая и послушание на скотном дворе, где мне, хотя и шустрой, но тоненькой, худенькой бывало несладко. Попробуй-ка, к примеру, навоз убрать! Эта работа требовала немалых физических сил. Как раз там, на скотном дворе, мы на всю жизнь подружились с Татьяной Волошиной, будущей настоятельницей монастыря на Карповке — игуменией Серафимой, перед кончиной принявшей схиму с этим же именем. Таня запомнилась всем своим поразительным трудолюбием и столь же поразительной любовью к чистоте. Мы с ней на пару, пока другие сестры пасли скотину, намывали помещение скотного двора, чтобы там был порядок. И дом, где мы жили, старались надраить до блеска. Потом я приболела, попала в больницу, после чего меня перевели на кухню для рабочих, которую в обиходе называли серой кухней, поскольку ее стены были выкрашены в серый цвет. Кормить приходилось по 100-120 человек три раза в день. Готовили мы пищу с любовью, рабочим наши приготовления нравились, они нас от всей души благодарили. И так с весны до осени — дни напролет на кухне, пока рабочие не уедут. Понятно, что при таком напряженном графике попасть на службу в храм было нереально. Оглядываясь назад, скажу со всей искренностью: ропота из-за этого у меня не возникало. Не было жгучего недовольства: мол, я поступила в монастырь, чтобы молиться и что же получается? Враг рода человеческого столько недобрых слов мог нашептать, такое помрачение сознания вызвать! Но ропота не было. Позже, получив от Господа в утешение бесценную награду, я поняла: это Он, Вседержитель, вложил в мою юную душу мысль, что прежде нужно сильно потрудиться для Матери Божией и потом твои труды окупятся сторицей. 

— Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Ропот на посланную скорбь, ропот на Бога, пославшего скорбь, уничтожает божественную цель скорби: лишает спасения, подвергает вечной муке». Действительно, это милость Божия, что Вы избежали того страшного греха, в который впадают многие. Матушка, разрешите спросить: что это была за награда?

— Когда владыка Алексий был назначен митрополитом Ленинградским и Новгородским, он взял с собой несколько пюхтицких сестер на разные послушания. Я, постриженная в инокини с сохранением мирского имени — Любовь, стала экономкой архиерейского дома митрополичьей резиденции в Великом Новгороде. Резиденция находилась в тихом месте, а рядом — церковь святого апостола Филиппа, долгое время являвшаяся единственным действующим храмом в древнем городе на Волхове. В церкви служило четыре или пять священников, но певчих было мало. И псаломщица просила меня помочь. Четыре года я туда ходила — пела и читала. И причащалась. Церковный Устав изучала на практике. По вечерам в Филипповской церкви читались акафисты, каждую среду — акафист моему любимому святому Николаю Чудотворцу. Это было настолько мое! До боли родное! То, что я с детства любила. «Господи, — думала я со слезами благодарности, – Ты мне все дал!» А на праздник Успения Божией Матери митрополит Алексий всегда брал нас с собой в Пюхтицкий монастырь. И вот однажды он говорит за праздничной трапезой матушке Варваре: «Любанька как попала!» С воодушевлением сказал про мое послушание в Великом Новгороде... К слову, имелся у меня небольшой огородик. Бабушка, которая трудилась в резиденции как наемный работник, родом была из новгородской деревни Холынья, славившейся со времен Государя Ивана III особым методом засолки огурцов. Она-то и научила меня всем тонкостям того метода, так что, когда я стала настоятельницей Николо-Вяжищского монастыря, а митрополит Алексий – Патриархом, он своим знакомым, отправлявшимся в Новгород, говорил: «Вы к матушке Антонии зайдите. Она вас такими огурчиками угостит!»

Сегодня наш монастырь, владеющий немалыми угодьями площадью в 40 гектаров земли (пашни, пастбища) полностью кормится плодами своих трудов. Есть у нас просторные теплицы, где, помимо овощей, еще и виноград выращиваем. Как раз к празднику Преображения Господня поспевает. На скотном дворе насчитывается около 100 кур и пять коров. Сами делаем сыр, творог, масло, сметану. Продавать не продаем, но эти натуральные, экологически чистые продукты часто становятся монастырской формой благодарности жертвователям, благотворителям. Постоянных крупных благотворителей у обители нет, но, к счастью, находятся отдельные люди, руководители предприятий, которые как-то стараются ей помочь. Мы и молитвенно их поминаем, и, благо, есть чем угостить. А реставрационно-восстановительные работы монастырского храмового комплекса с уникальными изразцами, введенными в декор крылец, также использующихся как вставки на галереях, в обрамлении окон и двери, в нишах стен, проемов, в широких фризах по всему зданию трапезной, в украшении парапетов лестничных всходов, барабанов глав — эти ответственные работы проводятся по федеральной целевой программе, в которую мы попали благодаря попечению Патриарха Алексия II. Он же в свое время дал нам средства на каменную ограду вокруг монастыря. Мы и башенки по ее углам смогли сделать... 

— Матушка, внутренне Вы были готовы к тому, чтобы возглавить обитель?

— Нет, конечно. Мне было тридцать с небольшим. К тому же я хорошо помнила, как нелегко порой приходилось мудрой и духовно опытной матушке Варваре с некоторыми сестрами. А из меня какая настоятельница? Поехала я в Лавру к отцу Науму. Он спросил: «Как же ты сможешь управлять рабочими?» В самом деле: как? Видя мой испуг, батюшка благословил ехать к блаженной Любушке в Сусанино Ленинградской области, у которой сам бывал и верил в ее богоизбранность. Блаженная Любушка (на подвиг юродства Христа ради ее благословил иеросхимонах Серафим Вырицкий), выслушала меня и твердо произнесла: «Матерь Божия поможет! Патриарх благословляет, отказываться нельзя». В 1995 году монастырь стал ставропигиальным. В 1998 году Патриарх Алексий с Первосвятительским визитом посетил нашу обитель, призвав жить согласно словам апостола Павла: «Все у вас да будет с любовью» (1 Кор. 1:14).

В этом году нам было послано обильное духовное утешение. На праздник Тихвинского образа Пресвятой Богородицы Божественную литургию в верхнем храме Никольского собора монастыря совершил Святейший Патриарх Кирилл. Служба была незабываемой — прошла на одном дыхании. Все молившиеся в храме почувствовали изливавшуюся на них благодать Святого Духа. Его Святейшество подарил нашей обители икону преподобного Тихона Лухского и блаженного Симона Юрьевецкого, память которых праздновалась в этот день. Наши прихожане, гости получили в тот день огромную духовную радость, а что касается нас, насельниц обители, то мы этой радостью переполнены и делимся по сей день. 

Молиться святым и подражать им... 

— Известно, что Николо-Вяжищский монастырь, основанный в XIV веке среди лесов и болот на месте явления чудотворного образа святителя Николая Мирликийского, в течение столетий являлся мужским. Но в конце XX века ему было определено стать женской обителью. Вы с сестрами чувствуете молитвенную помощь ее небесных покровителей? 

— Чувствуем ее постоянно. И постоянно взываем в своих молитвах к защитнику и благодетелю Николаю Чудотворцу и святителю Евфимию, архиепископу Новгородскому. Святые мощи Новгородского чудотворца почивают под спудом в нижнем приделе Никольского собора, им же построенного и благоукрашенного. Богослужения здесь совершаются в зимний период. Каждую неделю служится молебен у мощей святителя Евфимия небесным покровителям монастыря. А с мая по октябрь службы проходят в верхнем приделе монастырского собора. Святитель Евфимий стал для нас таким же родным, как Николай Чудотворец. В его житии особо обращают на себя внимание два момента: великое смирение при несении многих скорбей и — неутомимость, большое усердие в деле обновления ветхих церквей и возведения новых домов Божиих на Новгородской земле. В 15-летнем возрасте вымоленный сын благочестивых родителей — священника одной из новгородских церквей, долго не имевшего с супругой детей, — отрок Иоанн решил отречься от мира и сделаться иноком. Иноческий постриг он принял в Николо-Вяжищском монастыре. И потом, возглавив Новгородскую кафедру, владыка имел обыкновение проводить в любимом Вяжищском монастыре — тихой обители — всю первую седмицу Великого поста, уединяясь здесь от житейской молвы. В 1458 году святитель отошел ко Господу. Отпевали любимого архипастыря в соборе святой Софии Премудрости Божией. Затем, согласно его завещанию, тело отнесли для погребения в Вяжищский монастырь. Вскоре после кончины стали истекать чудеса от его гроба и начала праздноваться память святителя Евфимия. 

— Матушка Антония, в этом месяце, 16 августа, Церковь будет отмечать память преподобного Антония Римлянина, Новгородского чудотворца, в честь которого Вас нарекли в монашестве. Некоторые факты из жития святого, которого часто называют «русским итальянцем», приплывшим на берег реки Волхов на камне, когда этот камень во время страшной бури откололся от скалы на его родине в Италии, люди неверующие сочтут чем-то из области фантастики. Верующее сердце с полным доверием отнесется к тем знамениям, которыми прославил Господь одного из Своих угодников. Как Вы восприняли свое монашеское имя? Как собираетесь отпраздновать день тезоименитства? 

— До пострига я об этом удивительном святом даже не знала. Стала знакомиться с житием преподобного и увидела, каких вершин святости подвижник достиг по Промыслу Божию, чтобы прославить имя Господне на Русской земле. Мы должны не только молиться святому покровителю, в честь которого получили свое имя при вступлении на монашескую стезю, но и подражать ему. А в день своего тезоименитства 16 августа, я, даст Бог, причащусь Святых Христовых Тайн. Важнее всего для меня в этот день — принести Господу благодарение за то, что Он дает мне силы и возможность жить молитвенной и трудовой жизнью в этом благословенном месте.

Беседовала Нина Ставицкая

Синодальный отдел по монастырям и монашеству/Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Если у ребенка обнаруживаются дарования, то их необходимо развивать

Митрополит Волоколамский Иларион: Без Бога невозможно построить справедливое общество

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: Пока у нас еще есть время, надо стараться множить любовь

Митрополит Волоколамский Иларион: Общение с Богом невозможно заменить никаким искусственным разумом

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Николай II не хотел покидать Россию

Интервью председателя Синодального отдела по делам молодежи порталу «Обзор»

Одна из задач Церкви — воспитать хороших людей

Митрополит Волоколамский Иларион: Бог является неотъемлемой составляющей жизни человека

Митрополит Волоколамский Иларион: Всякая попытка Церкви войти в пространство молодежной субкультуры заслуживает поддержки и признания

Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин: Священник должен уметь выслушать и понять другого человека