Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Массовая застройка Соловкам не грозит

Массовая застройка Соловкам не грозит
Версия для печати
7 сентября 2017 г. 13:26

Интервью благочинного Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального монастыря архимандрита Ианнуария (Недачина) «Журналу Московской Патриархии».

Пути в обитель — типичные и не совсем

— Ваше Высокопреподобие, какова сейчас численность монастырской братии?

— Общее количество братии сейчас достигает девяти десятков человек. В это число входят около 20 постоянно (в том числе в зимний период) проживающих в обители трудников (каждый из них определяется в отношении того, чтобы стать послушником). Насельников в постриге и послушников, таким образом, в сумме получается 70 — это с учетом всех скитов и пустыней.

— Все ли из них удалось вернуть к жизни или же обустройство каких-то скитов и пустыней для постоянного пребывания только еще планируется?

— Монашеское общежитие возрождено во всех исторически известных скитах и пустынях Соловецкого архипелага. В анзерских Голгофо-Распятском и Троицком, в Свято-Вознесенском скиту на Секирной горе есть постоянные братства с числом насельников от трех до пятнадцати. В пяти других местах — в Савватиевском, Исаакиевском, Муксалмском, Андреевском скитах и в Филипповой пустыни — постоянно находятся по одному-двум монашествующих. Восстановлены пока еще далеко не все разбросанные по архипелагу часовни.

Возвращаясь к вашему предыдущему вопросу, можно вспомнить, что накануне революции численность братии нашего монастыря составляла 220 человек, то есть превышала нынешний показатель всего лишь втрое. Но надо учитывать, что тогда применялся в основном ручной труд, в хозяйстве не было тракторов, большой котельной, кухонь с современным оборудованием. Я бы сказал так: и век назад, и сейчас монастырь живет с некоторой небольшой постоянной перегрузкой братии (то есть для монастырских трудов требуется несколько больше людей, чем имеется). Но вообще-то, Соловецкий монастырь особенно густонаселенной обителью не был никогда. Пик численности братии наблюдался здесь при святителе Филиппе, когда в обители постоянно проживало 450 человек. Но никто не ставит перед собой цели в ближайшем будущем довести численный состав до этой отметки. Да и не от нас это зависит, ведь каждого человека в монастырь приводит Бог.

— Обрисуйте, пожалуйста, характерный для нашего времени путь новичка-трудника на Соловки. Откуда эти люди, как долго готовятся к иноческому постригу?

— Летом в обители открыто множество сезонных паломнических гостиниц, а зимой трудников можно разместить лишь в одной-единственной. Поэтому бо́льшая часть трудников живет и работает у нас на протяжении недлинного северного лета, в период навигации. В теплое время года одновременно в монастыре обычно пребывает до 40 таких насельников, а всего за летний сезон через обитель их проходит несколько сотен. На зиму мы оставляем, как правило, трудников двух категорий: твердо определившихся в намерении стать монахом и тех, кто устремлен к такой жизни, но еще чувствует необходимость какое-то время пожить в монастыре, чтобы окончательно утвердиться в своем выборе.

Самый твердый и прямой путь на Соловки — это правильная церковная жизнь и осознанное решение поступить в монастырь по благословению своего духовного отца. Но пути Господни неисповедимы, и люди приходят в монастырь самыми разными дорогами. Немало новичков самостоятельно хотят попробовать себя именно на Соловках. Если такой человек готов жить по нашим правилам — то есть ежедневно утром и вечером быть на богослужении, не курить, не употреблять алкоголь, честно трудиться, жить в мире с окружающими — мы предоставляем ему шанс проверить себя в течение двух недель. Если испытательный срок пройден успешно, встречаемся с ним и совместно решаем, останется он у нас на месяц, на два, а быть может, до ближайшей весны или даже дольше.

Впрочем, большинство сезонных трудников — примерно четыре из каждых пяти — желает потрудиться на Соловках только летом. Но из остальных очень часто и вырастают настоящие послушники. Бывает, скажем, московский инженер впервые проведет у нас отпуск, потом приедет еще несколько раз, а через несколько лет уже готовится к принятию иноческого пострига. Таких примеров могу привести множество. Вообще, если попытаться оценить общее число нынешних насельников, начинавших когда-то с кратких труднических визитов и в итоге выбравших путь монашества на Соловках, наберется несколько десятков.

Четыре месяца лета

— Сколько лет на Соловках обычно проходит от начала труднического служения до иноческого пострига?

— Традиционно отвечаем так: срок испытательного искуса определяется индивидуально. По сложившейся в нашем монастыре практике этот промежуток редко бывает менее трех полных лет, довольно часто растягиваясь на пять и более лет.

— Постриги случаются в вашей обители ежегодно?

— Да. В этом году, к примеру, пятеро насельников приняли иноческий постриг, один — монашеский.

— Как вам кажется, в чем особенность нынешнего соловецкого монашества? Чем ваши собратья сильнее всего отличаются от насельников других обителей?

— По-моему, в наше время четкие особенности характерны скорее для российского монашества в целом. Оно гораздо более деятельное, нежели созерцательное, и куда менее отстоит от мира по сравнению с древними временами. Конечно, есть в таком положении дел немало минусов, они очевидны: мир вторгается в жизнь монаха и нарушает его жизненный уклад, создавая множество соблазнов и искушений. Плюсы же, наверное, промыслительного свойства: своим служением по этой причине монах гораздо больше отдает миру, а те, кто мужественно сопротивляется отрицательному мирскому влиянию, приобретают больше венцов.

В любом случае, времена не выбирают. В этом плане Соловки находятся в чуть более выгодном по сравнению с другими крупными монастырями положении. Мы все же намного более отдалены от большой цивилизации, чем, скажем, обе российские лавры — Троице-Сергиева и Александро-Невская. Конечно, четыре месяца летнего сезона вся наша братия служит паломникам: одни водят автобусы, другие исповедуют за богослужением, третьи готовят пищу... Это время братия отдает паломникам, что, конечно, справедливо: Соловки принадлежат всей Русской Церкви. Зато в оставшиеся две трети года мы, можно так сказать, приходим в себя после столь плотного общения с паломниками, а зимой у нас и вовсе уединенно.

Кроме того, весьма непростой климат и специфические бытовые условия (еще два десятка лет назад очень трудные, десять лет назад весьма трудные, а пять лет назад заметно более сложные по сравнению с другими большими российскими монастырями) сильно влияют на то, какая на Соловках складывается братия. В современных соловецких насельниках есть очень ценное качество: предельная искренность в выборе монашества. Потому что те, кто пришли и остались, не имеют в избрании монашества каких-то других целей, кроме монашества. А у нас первые послушания для пришедших, как правило, очень трудные — например, на коровнике. Представьте на этом поприще горожанина с высшим образованием, который прежде коровника-то и в глаза не видел. Там живые коровы, там навоз. Там бык! Пройти это можно, только если у тебя очень искреннее и осознанное желание стать монахом, всецело посвятив себя Богу. И это качество в современных соловецких иноках есть.

Новое кладбище, старые храмы

— Мы беседуем в Филипповской пустыни. Каково ее нынешнее состояние и как вы видите перспективы ее развития?

— Здесь обязательно будет воссоздаваться храм в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник», в советское время разрушенный до фундамента. До революции в Филипповской пустыни жили схимники. Может быть, в будущем эта традиция и возродится. А в ближайшее время здесь предстоит обустроить новое братское кладбище. Ведь до недавнего времени упокоившихся собратьев мы хоронили за стенами обители, на территории бывшего братского кладбища. Но оно уже закрыто для новых захоронений, да и расположено сейчас фактически в самом центре поселка, что не очень удобно. А здесь тишина, уединенность, и храм рядом будет...

— Как кратко и емко вы бы охарактеризовали само сосуществование на одной компактной территории монастыря и жилого поселка?

— Если и пытаться найти причину того, что монахи когда-то освоили эту территорию, и она была только монастырской, а теперь, после бурного ХХ века, разделена между обителью и светским жилым поселком, искать придется где-то в глубине Промысла Божия. Почему-то Богу так угодно. Ни от одного человека, причем как от представителей священноначалия, так и светской власти самых разных уровней, вы не услышите, что соловчан надо с архипелага выселять. Да и сами местные жители этого не хотят.

— А с духовной точки зрения что это за люди — нынешние соловчане? Насколько духовной жизнью живут, часто ли посещают богослужения? Ведь вам, монашествующим, это очень легко отследить: приходской церкви на Соловках, насколько известно, нет, так что перед верующими проблема выбора храма не стоит...

— Пока — да. Но буквально сейчас мы приступаем к воссозданию полностью разрушенного храма во имя преподобного Онуфрия Великого как раз на закрытом кладбище в центре поселка. Он станет первой приходской церковью на Соловках за все время их освоения. Что касается соловчан, возможно, вы удивитесь, но это практически идеально точный срез всего российского общества в миниатюре. Живут в поселке как верующие, так и ярые противники Церкви, а большинство относится к монастырю сдержанно-благожелательно. Из тысячи постоянно зарегистрированных на архипелаге, думаю, причащается Святых Христовых Таин регулярно человек 50-60. Правда, примерно треть из тех, кто здесь официально зарегистрирован, проживает бо́льшую часть года на материке, многие из них зарабатывают на туристах и паломниках в летнее время сдачей жилья внаем.

— Принятая на региональном уровне стратегия развития Соловков на архипелаге предусматривает наращивание туристического потока. Не усматриваете ли вы в этом опасность взрывного роста цен на недвижимость и связанной с ним массовой застройки островов частными гостиницами?

— Цены на жилье здесь и так уже поднялись до московского уровня. Но в целом по всем ключевым вопросам развития Соловков светские власти прислушиваются к голосу Церкви, стараясь не допускать разрушения аутентичности этого места, не мешать духовной жизни и не наносить вред соловчанам. Надеюсь, как практические меры по претворению в жизнь упомянутой вами стратегии развития, так и придание Соловкам статуса религиозно-исторического места будут этому только способствовать. Во всяком случае, здесь уже давно действует мораторий на выдачу земли под частную застройку как физическим, так и юридическим лицам (за исключением реализации отдельных проектов в рамках Генерального плана развития поселка).

— Но ведь Генплан развития всего архипелага, в отличие от аналогичного документа, касающегося территории поселка, пока еще не утвержден...

— Да, вы правы. Но это не так сильно влияет на направление развития Соловков. Дело в том, что 95% территории архипелага входит в государственный лесной фонд. И чтобы там даже не построить тот или иной объект, а просто выйти туда с неким хозяйственным намерением, соответствующий участок необходимо сначала вывести из лесного фонда. А это не так-то просто сделать. Полагаю, в ближайшее время Соловкам не угрожает массовая застройка.

***

Земельный вопрос на Соловках

Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь уже несколько лет пытается вернуть себе земли, которые почти век назад были отобраны большевистским режимом. Трудным оказалось не только изменить охранные статусы земель, но и выиграть в суде участки земли, которыми пользуется Архангельский водорослевый комбинат. И хотя разбирательство закончилось в пользу монастыря, договоры аренды лесных участков, по которым комбинат проиграл дело, продолжают действовать. Подробнее о земельном вопросе на Соловках рассказывает юрисконсульт Соловецкого монастыря Андрей Кокоуров.

В 1920 году имущество Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря было национализировано советской властью. До этого времени монастырские поселения представляли собой следующие территориально-имущественные комплексы:

1. Главный комплекс монастыря в центральной части острова. В настоящее время он представляет собой сохрани­вшийся исторический монастырский ансамбль внутри крепостной стены, который при этом является географическим центром поселка Соловецкий, а также включает в себя монастырские здания и строения в поселке Соловецкий — административном центре сельского поселения Соловецкое.

2. Монастырские скиты: Савватиевский, Секиро-Вознесенский на горе Секирной, Исаакиевская пустынь, Макариева пустынь, Филиппова пустынь, Сергиевский скит на острове Большая Муксалма, Андреевский скит на Большом Заяцком острове, Свято-Троицкий и Голгофо-Распятский скиты на острове Анзер.

3. Места занятия традиционными промыслами, к которым относились рыбная ловля, добыча водорослей, заготовка дров и др. К числу подобных мест можно отнести звероловную тоню1 на острове Малая Муксалма (современное наименование места — поселок Малая Муксалма), а также другие тони: Березовую, Новую и Старую Сосновки, Филимоновскую, тони Овсянка, Трещанка. Также к ним следует причислить промысловый поселок Реболду, где в дореволюционное время была налажена переправа на Анзер паломников и грузов.

Практически во всех скитах расположены сохранившиеся и отреставрированные исторические строения скитов Соловецкого монастыря: храмы, келейные корпуса, валунные бани. В них круглогодично проживают только насельники монастыря. Савватиевский, Секиро-Вознесенский, Голгофо-Распятский и Свято-Троицкий скиты являются действующими уже более 15 лет. Скит святого апостола Андрея Первозванного восстановлен, но братия в нем пока не проживает. Рыболовные тони в основном пребывают в разрушенном состоянии, сохранились отдельные стро­ения, причалы, которые требуют ремонта.

В советский период, приблизительно с конца 1940-х до конца 1980-х годов, в некоторых скитах на острове Большой Соловецкий находились постоянные жители или сезонные работники, а местности, где располагались скиты, были переименованы в поселки и хутора. Так, например, Исаакиевская пустынь была поселком Исаково, Секиро-Вознесенский скит — хутором Горка. К 2014 году почти все поселки и хутора были упразднены. Cохранились только три поселка с названиями Савватьево, Реболда и Малая Муксалма.

В поселках Реболда, Малая Муксалма, а также в Березовой тоне есть жилые строения вроде охотничьего зимовья, а также сараи и другие постройки, сооруженные уже в советский период. В летне-осенний сезон, который длится с июля по октябрь, их используют для временного проживания работники Архангельского водорослевого комбината, занятые сбором морских водорослей.

Действующее законодательство Российской Федерации не позволяет вернуть земельные участки, которые были национализированы до 1 января 1991 года (п. 3 ст. 25 Земельного кодекса), и поэтому права владения или пользования на исторические монастырские земли возможно приобрести только в законодательно установленном порядке, соблюдая все формальные требования, предъявля­емые к заявителю.

Правовой статус земель скитов

Земли, на которых располагаются скиты и тони, отнесены к лесному фонду и являются федеральной собственностью.

Исключение составляют Секиро-Вознесенский и Сергиевский скиты — они расположены на землях запаса (см. приложение). В советский период, после 1940 года, скиты «забрали служить в армию»: маяк на храме на горе Секирной стал одним из подразделений военно-маячной службы, а обширные луга у Сергиевского скита превратили в аэродром и разместили там авиационную часть. После ухода военных с Соловков во второй половине 1980-х годов земли, которые они занимали, по закону стали землями запаса, что означало мораторий на их использование в любых целях. Для нормального использования они должны быть переведены в одну из категорий земель, например, в земли лесного фонда, земли населенных пунктов (см. приложение) и т.д.

Статус земель лесного фонда и земель запаса затрудняет возрождение скитской жизни монахов, так как по закону любой человек вправе беспрепятственно посещать леса, а значит, и территории скитов. Для полноценного восстановления скитов — мест уединенного пребывания братии вне связи с миром — необходимо, чтобы земли в районе скитов были переведены в иную категорию, режим которой позволял бы собственнику, арендатору или пользователю регулировать посещение этих мест: устанавливать часы посещений скитов, а некоторые участки территории вовсе закрывать для посетителей.

Основные пути решения этой проблемы мне, юрисконсульту обители, виделись в том, чтобы сделать выборку земель под скитами в строгом соответствии с историческими документами и инициировать перевод участков таких земель в категорию земель населенных пунктов.

Перевод участков в иную категорию земель возможен на основании Федерального закона от 29.12.2004 № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса РФ» путем принятия согласованного в установленном порядке решения органа исполнительной власти Архангельской области. Другую возможность изменения категории земельных участков скитов предоставляет Федеральный закон от 21.12.2004 № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» путем внесения согласованных в установленном порядке изменений в генеральный план поселка Соловецкий (изменение границ поселка). Именно этот, второй, вариант отец наместник монастыря оценил как наиболее предпочтительный для обители способ перевода участков в иную категорию земель. Тем более что существовавший тогда генеральный план давно устарел, а поселение само на тот момент было занято разработкой его новой редакции.

До 2014 года, пока скиты имели статус отдельных населенных пунктов в составе сельского поселения Соловецкое, монастырем рассматривался вариант перевода земель, при котором поселки и хутора должны были получить собственные генеральные планы. Однако с внесением поправок в Закон Архангельской области от 23.09.2004 года № 258-внеоч.-ОЗ «О статусе и границах территорий муниципальных образований в Архангельской области» населенные пункты были упразднены, и этот вариант отпал сам собой. Тогда способ перевода был скорректирован обителью — переводимые участки должны были стать ­частью территории поселка Соловецкий.

Скиты представляют собой комплексы объектов культурного наследия федерального значения. В 2014 году Министерством культуры России были утверждены зоны охраны скитов, и вопрос о правовом статусе земель скитов приобрел новое измерение, так как на эти земли стали распространяться режимы зон охраняемого ландшафта.

Основные направления деятельности монастыря по переводу и получению земельных участков

В 2012-2015 годах работа по переводу земельных участков в категорию земель населенных пунктов включала в себя следующие действия: получение лесных участков в пользование, постановку их на кадастровый учет, разработку и принятие новых документов территориального планирования и внесение поправок в существующие.

Слушания, организованные муниципалитетом, состоялись в ноябре 2015 года. К тому моменту решение о переводе утверждалось только в общем виде, так как нужно было провести более детальную работу по изготовлению планов землеустройства участков. В мае 2017 года прошел еще один цикл слушаний: на них был намечен завершающий этап всей работы, который продлится до марта 2018 года.

Перевод земель состоится только после разработки видов разрешенного использования, которые должны быть включены в уже принятые правила землепользования и застройки. До этого момента земельные участки, вошедшие в состав территории поселка Соловецкий, будут сохранять категорию земель лесного фонда.

Перевод участков встречает сложности и иного рода. Речь идет о ситуации вокруг участков добычи водорослей. Три участка бывших монастырских тоней — в Новой Сосновке, Реболде и Малой Муксалме — используются акционерным обществом «Архангельский опытный водорослевый комбинат»2.

Архангельский водорослевый комбинат работает на Соловках с 1960 года. Его промысловые участки располагаются в бывших рыболовных тонях монастыря, где в относительно пригодном виде сохранились причалы, соответствующие сооружения и строения причального комплекса. Кое-что было построено самим комбинатом в последней четверти ХХ века, поэтому он стремится закрепить за собой юридические права на эти объекты недвижимости, а также земельные участки в этих промысловых районах. Между тем в этих местах по-прежнему расположены храмовые и иные сооружения, такие как часовня Рождества Христова на Малой Муксалме, причалы на Малой Муксалме, Реболде, и другие, которые, однако, используются не в уставной монастырской деятельности, а комбинатом в производственных целях.

В течение нескольких лет комбинат пытался оформить право аренды на земельные участки государственного лесного фонда в Министерстве природных ресурсов Архангельской области, получал отказы и обжаловал их в суде. При обжаловании последнего по времени отказа в предоставлении участков для ведения сельского хозяйства суд встал на сторону заявителя и признал решение министерства незаконным. Соловецкий монастырь, в свою очередь, обратился с апелляционной жалобой на решение суда, однако проиграл дело в этой инстанции.

Монастырь подготовил детально обоснованную кассационную жалобу с привлечением ретроспективного обзора советского законодательства, регулировавшего вопросы использования леса, так как нынешний статус Соловецких лесов берет свое начало еще с конца 1940-х, а законы, действовавшие в то время, были приняты еще раньше, даже в конце 1920-х.

Монастырь добился успеха — суд отменил все решения нижестоящих судов и признал отказ комбинату законным, а аргументы монастыря — заслуживающими внимания.

Суд счел существенными наши аргументы о невозможности одновременного использования участков комбинатом и монастырем; о несоответствии у комбината фактической цели (эксплуатация зданий в производственной деятельности) и заявленной цели (ведение сельского хозяйства); о несоответствии испрашиваемой площади участков площадям зданий и построек комбината.

Жалоба основывалась и на других доводах: спорные лесные участки, отнесенные к категории защитных лесов (подкатегория «леса, имеющие научное или историческое значение»), находятся в водоохранной зоне Белого моря, в то время как Лесной кодекс Российской Федерации (пп. 3 п. 1 ст. 104) запрещает ведение сельского хозяйства на подобных участках, за исключением сенокошения и пчеловодства. По поводу этих аргументов суд только заметил, что леса являются защитными, и дальше развивать мысль не стал.

Комбинат попытался опротестовать кассационное решение в высшей инстанции, в Верховном суде страны, однако безуспешно.

Несмотря на то, что разбирательство закончилось в пользу монастыря, договоры аренды лесных участков, по которым комбинат проиграл дело, продолжают действовать, и их принудительное расторжение возможно только в судебном порядке. Поэтому в июне 2017 года прокуратура подала несколько исков о признании их недействительными в связи с последним вынесенным решением. Мы ожидаем, что эти иски, чисто технические по своему характеру, приведут к тому, что договоры будут в итоге расторгнуты.


1 Пространство водоема, где производится лов рыбы неводом; возможен и лов зверя (по всей видимости, представителя семейства тюленевых — морского зайца) аналогичным способом.

2 Единственное предприятие в России, занимающееся добычей и переработкой водорослей, изготовлением из них лекарственных, косметических средств, пищевых добавок.

Приложение

Земельный кодекс РФ, статья 83. Понятие земель населенных пунктов и понятие границ населенных пунктов

(в ред. Федерального закона от 18.12.2006 № 232-ФЗ)

1. Землями населенных пунктов признаются земли, используемые и предназначенные для застройки и развития населенных пунктов.

2. Границы городских, сельских населенных пунктов отделяют земли населенных пунктов от земель иных категорий. Границы городских, сельских населенных пунктов не могут пересекать границы муниципальных образований или выходить за их границы, а также пересекать границы земельных участков, предоставленных гражданам или юридическим лицам.

Земельный кодекс РФ, статья 101. Земли лесного фонда

1. К землям лесного фонда относятся лесные земли (земли, покрытые лесной растительностью и не покрытые ею, но предназначенные для ее восстановления, — вырубки, гари, редины, прогалины и другие) и предназначенные для ведения лесного хозяйства нелесные земли (просеки, дороги, болота и другие).

Земельный кодекс РФ, статья 103. Земли запаса

1. К землям запаса относятся земли, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и не предоставленные гражданам или юридическим лицам, за исключением земель фонда перераспределения земель, формируемого в соответствии со статьей 80 настоящего Кодекса.

2. Использование земель запаса допускается после перевода их в другую категорию, за исключением случаев, если земли запаса включены в границы охотничьих угодий, случаев выполнения работ, связанных с пользованием недрами на таких землях, и иных предусмотренных федеральными законами случаев.

Дмитрий Анохин

Церковный вестник/Патриархия.ru

Материалы по теме

В праздник Рождества Пресвятой Богородицы председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству совершил Литургию в Богородице-Рождественском ставропигиальном монастыре

Блаженнейший Митрополит Онуфрий возглавил торжества по случаю 10-летия основания Елисаветинского монастыря в Кропивницком

В Новоспасском монастыре столицы состоялся молодежный молебен

Председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству возглавил престольные торжества в Свято-Троицком Александро-Невском ставропигиальном монастыре

Массовая застройка Соловкам не грозит [Интервью]

О клиросе без фальши [Интервью]

Архимандрит Антонин (Капустин). Наследство и наследие. 200 лет создателю Русской Палестины [Статья]

Вышел в свет шестой номер «Журнала Московской Патриархии» за 2017 год

Святейший Патриарх Кирилл посетил скиты Соловецкого монастыря на острове Анзер

Патриарший визит на Соловки. Посещение Голгофо-Распятского и Троицкого скитов

Святейший Патриарх Кирилл посетил скиты Соловецкого монастыря на острове Анзер

Об общественном контроле за сохранением, использованием, содержанием и популяризацией объектов культурного наследия [Документы]

Московский храм святителя Николая Мирликийского в Звонарях передан Церкви

О госпошлине за регистрацию прав на недвижимость [Документы]