Biserica Ortodoxă Rusă

Site-ul oficial al Patriarhiei Moscovei

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Patriarhia

Игумен Петр (Еремеев): Восстановить архитектурный ансамбль монастыря порой проще, чем создать условия для развития монашеской общины

Игумен Петр (Еремеев): Восстановить архитектурный ансамбль монастыря порой проще, чем создать условия для развития монашеской общины
Versiune pentru tipar
4 aprilie 2023 16:11

В 2016 году в Русской Православной Церкви была учреждена Межведомственная комиссия по вопросам образования монашествующих. К марту нынешнего года открыты и действуют 59 курсов базовой подготовки в области богословия в 101 епархии и семи ставропигиальных монастырях. Трехгодичное обучение уже прошел 721 человек, 1932 человека учатся прямо сейчас. Как воспринимают эту необходимость насельники монастырей, чему учат на курсах, похоже ли базовое богословское образование на семинарское и какими знаниями должен обладать современный монах — в интервью председателя комиссии игумена Петра (Еремеева) порталу Богослов.ru.

— Отец Петр, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла Вы стали председателем Комиссии по вопросам образования монашествующих с момента ее учреждения в 2016 году. Расскажите, пожалуйста, как менялось восприятие и отношение к работе комиссии на местах, с какими проблемами пришлось столкнуться и какова ситуация сейчас?

— Вначале идея открытия курсов базового богословского образования для монашествующих  потребовала подробного разъяснения. В первую очередь вопросы возникали из-за необходимости вместить в плотный график хозяйственных послушаний и богослужений время для систематических занятий. Второй вопрос — материальное обеспечение курсов. Монастырям нужно закупать обучающую литературу в количестве и по спискам учебного стандарта, подготовить аудиторный фонд, а в период пандемии необходимы были и условия для дистанционного образования. Но отношение и восприятие курсов стало меняться уже после успешного запуска первых площадок.

Настоятели и игумении монастырей, на базе которых открывались курсы, стали отмечать важные перемены в жизни обители, вызванные появлением регулярных занятий по основам богословия. А именно — и это наблюдения самих игуменов и игумений, которыми они делятся, — жизнь обогатилась новыми и важными смыслами. В некоторых монастырях, например, настоятели и старшая братия взяли на себя роль преподавателей по тем или иным дисциплинам, благодаря чему возникла дополнительная форма общения насельников и совместное углубление в вероучительные темы. В некоторых обителях еще до появления нашей комиссии и базовых богословских курсов уже существовали такие аналоги: игумены и игумении составляли учебные планы и организовывали душеполезные беседы, но сейчас эта работа приобрела организованный и системный характер.

Второй важный момент, который все отмечают, — обязательное появление в дневном графике насельников времени для размеренного образовательного процесса. У многих святых отцов можно встретить мысль о том, что кроме участия в богослужении и труде, для монаха ценнейшее время — это моменты уединения, чтения, размышления. У преподобного Ефрема Сирина, например, можно встретить такую мысль: «Сердце <монаха> да изучает словеса Господни без рассеяния». А преподобный Максим Исповедник писал: «Любовь и воздержание освобождают душу от страстей, чтение и созерцание освобождают ум от неведения, а состояние молитвы поставляет его перед Богом». Выделение времени для сосредоточения, для изучения вероучительных основ меняет качество пребывания в обители.

Важно и то, что обучение на курсах — не то же, что самообразование. В рамках получения базового богословского образования у учащихся есть возможность вступать в диалог друг с другом и педагогами, узнавать и слышать разные точки зрения. Учеба в рамках системного курса выводит образование на другой уровень, повышается степень усвоения материала, и это тоже положительно влияет на обстановку и жизнь в монастыре.

Конечно, когда игумены и игумении делятся своими впечатлениями, это служит популяризации самой идеи открытия курсов. Благодаря этому на сегодняшний день помимо тех обителей, где комиссия начинает свою работу по утвержденному Священным Синодом списку, мы ежегодно получаем по 4-5 дополнительных обращений от епархий, которые хотят сами включаться в работу вне плана, по собственной инициативе. Именно такого впечатления на местах от открытия курсов базового богословского образования требовал Святейший Патриарх от комиссии в начале нашей работы.

— В первый год работы комиссии были выделены пилотные площадки. Можете рассказать, что это за площадки и что дал этот опыт?

— Родоначальниками, если так можно выразиться, базового богословского образования были два московских монастыря: Новоспасский и Иоанно-Предтеченский. В Иоанновском монастыре матушка игумения и сестры сами поставили себе задачу создать в общине условия для непрерывного богословского образования. К моменту учреждения нашей комиссии у них эта работа уже была налажена. Поэтому в состав комиссии по образованию монашествующих и вошла монахиня Анувия (Виноградова, казначея Иоанно-Предтеченского монастыря. — Прим. ред.). В Новоспасском монастыре на тот момент действовали курсы дополнительного образования для духовенства, на которых в том числе получали образование монашествующие Московской епархии в священном сане. Поэтому Новоспасский монастырь, возглавляемый в то время епископом Саввой, ныне митрополитом Вологодским и Кирилловским, занимался подготовкой материалов, которые легли в основу положения и стандарта, регламентирующих деятельность комиссии. Последующий наместник Новоспасского монастыря, владыка Дионисий, ныне митрополит Воскресенский, почти на протяжении года возглавлял работу комиссии. Так что нынешние достижения во многом являются заслугой этих двух монастырей, которые подготовили почву для нашей деятельности.

— Вы упомянули, что существуют списки епархий, по которым выстраивается план открытия курсов базового богословского образования. По какому принципу формируется этот план?

— Список предлагает Синодальный отдел по монастырям и монашеству, а формируется он по принципу количества монастырей в епархии или митрополии — от большего к меньшему. Этот список рассматривает Священный Синод на заседании в конце года, и в декабре мы имеем план работы на предстоящий год. В этом году, например, по решению Священного Синода в план по открытию курсов базового богословского образования для монашествующих вошли девять митрополий и епархий (Бурятская, Кузбасская, Курганская, Ставропольская, Удмуртская и Челябинская митрополии, Владикавказская, Сыктывкарская и Якутская епархии. — Прим. ред.). Также были перенесены в план этого года Оренбургская и Томская митрополии. А Донская и Архангельская митрополии сами изъявили желание открыть курсы для монашествующих вне плана. Таким образом, в 2023 году мы работаем над открытием богословских курсов в монастырях 13 митрополий и епархий Русской Православной Церкви.

— Есть ли такие епархии, где уже функционируют несколько площадок с курсами базового богословского образования для монашествующих? Или сейчас работа строится таким образом, чтобы охватить максимум епархий и митрополий и открыть везде хотя бы по одной площадке?

— В одной епархии или митрополии может быть несколько точек, где реализуется программа базового богословского образования, но отвечает за их работу центральная базовая площадка. Именно она обеспечивает всю работу по подготовке, представлению курсов к открытию и последующей аккредитации. При этом члены комиссии посещают все места, где действуют курсы, везде проводят полноценную процедуру проверки, консультации. Например, в Великом Новгороде в рамках курса базового богословского образования для монашествующих действует несколько точек — в крупном монастыре и в удаленных обителях. Такая же ситуация в готовящихся к запуску курсах в Донской митрополии.

— Всегда ли курсы базового богословского образования для монашествующих открываются на базе монастырей или духовных учебных заведений? Могут ли курсы открыться при каком-то светском учебном заведении?

— Изначально курсы богословского образования для монашествующих планировалось открывать только на базе монастырей. Спустя некоторое время работы комиссии мы внесли предложение о том, чтобы дать возможность епархиям открывать курсы не только на базе монастырей, но еще и на базе духовных учебных заведений — семинарий и академий, а также на базе центров подготовки церковных специалистов, где обучают миссионеров и катехизаторов. Для получения богословского образования монашествующими этого перечня площадок достаточно, нет необходимости обращаться к светским вузам.

Но есть и другой аспект, который мы сейчас обсуждаем в Синодальном отделе по монастырям и монашествующим. А именно вопрос о том, как можно было бы расширить возможности насельников монастырей получить дополнительное образование по необходимым светским специальностям без отрыва от монастыря, от монашеского уклада жизни. В большинстве монастырей насельники и насельницы выполняют множество разных хозяйственных функций, в том числе выходящих за рамки их квалификации и компетенций. Один насельник может и на службе помогать, и убирать корпуса, и заниматься заготовкой корма для животных или отвечать за огород, за монастырский сад. С ростом и развитием любого монастыря хозяйство стараются налаживать таким образом, чтобы оно выводило общину на самообеспечение. В каких-то монастырях занимаются огородничеством, садоводством, животноводством и так далее. На какие-то должности, в том числе по части подсобного хозяйства, приходится нанимать светских специалистов, а если бы были готовые работники среди насельников, необходимость нанимать кого-то со стороны отпала бы.

Конечно, наша первостепенная задача — это продуктивная работа и методологическое сопровождение курсов базового богословского образования. Но комиссия имеет более широкие задачи — она называется Межведомственной комиссией по образованию монашествующих. Поэтому, зная из общения с игуменами и игуменьями о проблеме нехватки специалистов по гражданским специальностям, мы начали диалог с профильными светскими учебными центрами по совместному созданию соответствующих программ дополнительного образования.

— С каким уровнем образования люди приходят в монастырь? Есть ли какие-то минимальные требования, образовательный ценз? Вот, например, приходит молодой человек после школы, хочет стать монахом. Ясно, что до пострижения у него будет период подготовки: трудничество, послушничество. А с точки зрения образования как обстоят дела?

— В принятом в 2011 году Архиерейским Собором документе «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви» содержится рекомендация для всех монахов и монахинь получить духовное образование хотя бы на базовом уровне. Аналогичная рекомендация есть и в положении, регламентирующем деятельность нашей комиссии. Кроме того, в этом Положении о курсах базовой подготовки в области богословия для монашествующих есть указание на то, что каждый человек, готовящийся к принятию пострига, должен получить базовое богословское образование. Эта норма не распространяется только на христиан, принимающих монашество в пенсионном возрасте, и тех, у кого есть какие-то ограничения по здоровью.

На мой взгляд, это очень правильно. История развития христианских монастырей вообще тесно связана с образованием. Монастыри зачастую были центрами книжности, просвещения. Если говорить о Русской Православной Церкви, после долгого периода гонений, упразднения монастырей, которое православные пережили в XX веке, последовал новый период возрождения жизни в обителях. Правда, порой оказывается, что восстановить архитектурный ансамбль монастыря может быть гораздо проще, чем создать условия для развития жизни общины, объединенной ради Господа. Для монастыря естественно обеспечивать насельников пищей и необходимыми бытовыми условиями, но также естественно заботиться и о постоянном изучении монашествующими основ христианского вероучения и Писания.

— В рамках работы комиссии был разработан образовательный стандарт. Он предполагает от двух до трех лет обучения в зависимости от формы — очной, очно-заочной или дистанционной. Что в этом стандарте принципиально важного и чем курсы отличаются от семинарского образования?

— Стандарт курсов для монашествующих разрабатывался безотносительно к стандарту высшего духовного образования. Да, в разработке документов принимали участие в том числе преподаватели семинарий и академий, в этом смысле некоторое влияние существующих стандартов, наверное, было неизбежно. Но оно не носило определяющий характер.

Выбор дисциплин и количество часов для их изучения обсуждались с игуменами и игумениями, с архиереями. Мы рассылали проект образовательного стандарта и предлагали все его части к изучению и оценке. Нам было важно, чтобы этот документ, регламентирующий образовательный процесс, сформировался с учетом всех мнений. Все-таки важная задача курсов — не только дать образование тем, кто уже в ангельском чине, но и подготовить, дать базовое богословское образование тем, кто готовится к постригу. Поэтому в образовательном стандарте много пропедевтики. Опять же, те, кто уже давно живет в монастыре, участвуя в богослужениях, читая и слушая жития святых, имеют возможность почерпнуть многие знания. Но для тех, у кого этого опыта нет, нужны основы.

— Список рекомендуемой по стандарту литературы выглядит очень взвешенным и емким.

— И все же мы планируем в ближайшее время обсудить возможные его коррективы, расширить рекомендации. Появляются новые издания, которые стоит иметь в виду.

— Расскажите, пожалуйста, как формируются учебные группы? Как происходит отбор? Есть ли он?

— Общий подход таков: когда открываются курсы, в число обучающихся включают насельников, которые не имеют духовного образования, даже если они уже пострижены в иночество или монашество, а также тех, кто только собирается принять постриг: послушников, трудников. Зачисление в списки обучающихся происходит по благословению правящего архиерея. Когда группы начинают обучение, какого-то разделения, образно говоря, на более и менее «продвинутых» нет, все, как правило, учатся вместе.

— Может ли насельник отказаться от обучения или не сдать экзамен?

— Вопрос нежелания насельника учиться относится уже к духовному руководству обители. Сложные вопросы, связанные с трудностями обучения, решает священноначалие. Иногда на уровне епархиального центра может трансформироваться график обучения тех или иных насельников в индивидуальный план — например, в связи с началом полевых работ, активных хозяйственных периодов, от которых зависит жизнь монастыря.

— Последний вопрос к Вам как к монаху. Как Вам кажется, что отличает современного монаха, какими знаниями он должен обладать?

— Еще в семинарские годы на меня произвело впечатление знакомство с монашеской литературой: я читал святоотеческие труды, жития и видел, что в разные эпохи у разных народов основа духовной жизни не менялась по существу. Да, невозможно не заметить отличий в бытовых, социальных или общественно-политических условиях бытия монастырей и самих монашествующих, но содержание и стержень духовной жизни ведь оставался одинаков на протяжении веков.

Поэтому вопрос о том, какими знаниями должен обладать современный монах, я бы уверенно перефразировал: от каких знаний и опыта современный монах должен уберечь себя… С каждой новой эпохой этот список увеличивается по сравнению с предыдущими периодами истории, но основы духовной жизни, повторюсь, остаются неизменными.

Беседовала Мария Стрельчук

Богослов.ru/Патриархия.ru

Versiunea: rusă

Toate materialele cu cuvintele-cheie